ФИЛОСОФИЯ  И  СОВРЕМЕННОСТЬ

 

Фурашов Олег

 

Н И К Т О,  К Р О М Е  Н А С

(к вопросу о смысле человеческого существования)

 

                                                                    ВВЕДЕНИЕ    

 

Человек – существо мыслящее и рефлексирующее. Ему недостаточно просто иметь пищу и питьё, жилище и одежду, а также делать ещё кое-что…(как писали К. Маркс и Ф. Энгельс в «Немецкой идеологии»). Рано или поздно он неизбежно задаётся вопросом: ради чего всё это? Зачем я живу, дышу, переустраиваю Землю, ращу детей? Для чего эта суета сует, если однажды меня не станет, а мои тщетные жалкие трепыхания бесследно канут в неизмеримой безграничной толще пространства и времени?

В попытках разрешить данную проблему, некоторые приравнивают человека к насекомому, орбита существования которого заранее жёстко предопределена средой обитания. Древнегреческий философ Эпикур и его последователи гедонисты, по существу не оспаривая данного тезиса, полагают, что при всём при том человек создан для изысканного наслаждения. Отчасти их позиция афористично выражена в словах вечно пресмыкающегося Ужа! (из рассказа М. Горького «Песня о Соколе»): «Рождённый ползать – летать не может!».

С ними категорически не согласен Емельян Пугачёв, который в повести А.С. Пушкина «Капитанская дочка» говорит, делая выбор между прозябанием ворона и дерзанием орла: «…нет, брат ворон; чем триста лет питаться падалью, лучше раз напиться живой кровью, а там что бог даст!».

Небезызвестный российский писатель А.Битов и вовсе настаивает на том, что искомый смысл недоступен, ведь для людей «диапазон божьего благословления от недоумения до конечного недоумения». Ему вторят и мистики, заявляющие, что предназначение человечества однозначно объяснить невозможно, поскольку мир зависим от действия неких сверхъестественных сил.

Зато великий античный мыслитель Аристотель, полагал, что целью всех человеческих поступков является счастье, которое состоит в осуществлении сущности человека, заключающейся в мышлении и познании.

К. Циолковского подобная созерцательность не устраивала, и он считал, что мы движемся к будущему, состоящему в экспансии в космос и заселении вселенной.

А вот религиозные деятели христианского толка проповедуют то, что дети Божьи в бесконечной перспективе придут к постижению Бога и слиянию с ним. Фома Аквинский формулировал это так: “Бог по своей сущности является счастьем, которое не принадлежит ничему иному”. И далее продолжал, что каждый может быть счастлив только в той мере, в какой он приближается к Богу, т. е. к Тому, Кто сам по себе есть Счастье.

Максим Горький поступком своего героя Данко (рассказ-поэма «Старуха Изергиль»), который вырвал своё пылающее сердце из груди и осветил во мраке путь своему племени, видит предназначение человека в служении людям.

Пантеизм и материализм провозглашают, что цель жизни человека – в ней самой. Существуют и иные точки зрения.

Поразительно, почему все они, говоря на одну тему, отвечают столь по-разному? Может быть, просто смотрят на один и тот же предмет с различных сторон? Увы, не всё так прозаично. Здесь мы сталкиваемся с тем положением, что смысл (как констатируют в таких случаях) – понятие подразумеваемое. Сущность и содержание его прямо зависит от глубины знаний о предмете, от мысленного проникновения в его сущность конкретным человеком. Так, например, бумеранг для аборигена – это и привычное и надёжное охотничье оружие, и амулет, приносящий удачу; для бестолкового в этом отношении неофита-британца – источник повышенной опасности, который непредсказуемо может прилететь обратно и ударить его по лбу.

И всё таки, в свете вышеизложенного, кто же прав из вышеперечисленных мыслителей? Где истина? И возможно ли её установить?

Отвечаем: возможно, если верно и досконально владеть тематикой. То есть тем, что есть человек, и что есть мир, в котором он живёт. Но для этого, прежде всего, процесс нашего познания должен базироваться на принципе объективности.

Под объективностью понимается действительная принадлежность конкретному объекту, явлению, процессу материального мира определенных признаков или свойств, наличие которых не зависит от воли или желания человека. Последняя оговорка означает, что признаки или свойства в самом деле присущи вещи, их наличие не связано с тем, трогает вещь Эпикур или А. Битов.

Потому мнения, выводы, оценки людей должны быть сопоставлены с объективной реальностью, проверены на окружающем мире. Помимо органов чувств человека, при необходимости, свойства должны быть измеряемы приборами, воспроизводимы экспериментально, пройти поверку практикой, чтобы их результаты не были обусловлены воззрениями (по выбору) Аристотеля или Циолковского.

Допустим, определить, кипит ли вода в чайнике, можно аудиовизуальным путём: услышав её клокотание или увидев бурление. Органы чувств нормального человека в определённых пределах способны фиксировать подлинность протекающих процессов и на основе этого можно делать истинные выводы и совершать адекватные поступки. Но возможно установить факт кипения и посредством измерения температуры воды прибором. Если термометр показывает 100 градусов по Цельсию (при обычных атмосферных условиях), то это свидетельствует о том, что воды достигла означенной фазы. И эта объективная конкретная истина в данных исторических условиях неопровержима как для христианина, так и для воинствующего атеиста.

При разрешении более сложных проблем так называемые органолептические методы исследования (непосредственно органами чувств человека) оказываются бессильны. Так, глаз человека устроен таким образом, что не способен отчетливо разглядеть предмет и его детали, если его размеры меньше, чем 0,1 миллиметра. Оптический же микроскоп способен увеличить изображение объекта в 2000 раз. И с помощью такого прибора в середине 17 века голландский естествоиспытатель А. Левенгук открыл вообще не известный ранее всем без исключения землянам мир микроорганизмов. Следовательно, различного рода приборы (зачастую) – незаменимые помощники для учёных в изучении мироздания.

Источником познания и критерием истинности выводов и адекватности поступков человека является и всемирно-историческая человеческая практика, основанная на выявлении закономерностей в результате многократных и длительных наблюдений за определёнными явлениями или как итог поставленных экспериментов, выводов из хозяйственной деятельности. Так, античные философы Анаксимандр и Гераклит, обобщая наследие предшественников, а также свой личный опыт, сделали всеобъемлющий вывод о рождении конкретных вещей, которые со временем неизбежно разрушаются. Спустя более двух тысяч лет И. Гёте, известный своими диалектическими воззрениями, повторил их постулат в «Фаусте», заявив: всё, что возникает, достойно гибели. То есть, с бытия Гераклита прошли эпохи и эпохи, но выдвинутый им принцип остался неопровержим, ибо был основан на действительно существующих фундаментальных процессах. Ни одного исключения из этого правила за все время научных исследований и бытовых наблюдений найдено не было.

Иначе говоря, и сегодня мы вправе утверждать, что если какое-либо конкретное явление однажды возникло, то однажды оно столь же закономерно исчезнет. И если кто-либо надеется, что личная вечная жизнь или вечная молодость всё же возможны, потому что изобретут средство Макропулоса, то фундамент его мировоззрения изначально зиждется на песке, а возводимая им мыслительная конструкция обязательно рухнет, причём неожиданно для автора, и притом – с летальным исходом.

Отступление от принципа объективности в конечном итоге крушило умозрительные системы самых авторитетных мыслителей. Так, несмотря на аксиому о всеобщности движения, А. Эйнштейном в 1917 году, в качестве дополнения к общей теории относительности, была построена теоретическая модель стационарной вселенной, которая не может направленно эволюционировать. По этому поводу он писал: «…имеется координатная система, относительно которой материю можно рассматривать находящейся в течение продолжительного времени в покое». Исходя из таких соображений, Эйнштейн даже ввёл в свои расчёты сугубо спекулятивную математическую величину – космологическую постоянную (так называемая Лямбда-член; от греческой прописной буквы Λ). Справедливости ради следует констатировать, что тогда метафизическим воззрениям И. Ньютона в данном вопросе следовало большинство физиков (правда, без введения в расчёты надуманной величины).

Хотя уже в тот период имелись значительные предпосылки для переосмысления состояния космического пространства. Так, в том же 1917 году американский астроном В. Слайфер (а за ним и некоторые другие исследователи) обнаружил «красное смещение» спектральных линий в спектрах далёких галактик (так называемый эффекта Доплера), которое свидетельствовало о том, что источники света удаляются от наблюдателя. Каких-либо фундаментальных выводов из этого Слайфер не сделал.

Если Слайфер был астрономом-практиком, то великий советский математик А. Фридман был теоретиком «чистой воды». В 1922 году он посредством математических расчётов установил, что вселенная не может находиться в статическом состоянии; она должна либо расширяться, либо сжиматься. Фридман также выявил несоответствие в вычислениях Эйнштейна, о чём писал последнему. К сожалению, тот отверг поправки советского учёного в общую теорию относительности.

Ход времени подтачивает любые ошибочные устои. В 1929 году американский астроном Э. Хаббл с помощью электронного микроскопа наблюдательно установил, что не только далёкие галактики, но и находящиеся рядом с Млечным путём, удаляются от этого астрономического образования. Дополнительные сведения позволили Хабблу сделать обобщение, согласно которому Наша вселенная расширяется.

Под давлением неопровержимых фактов Эйнштейн вынужден был признать свою ошибку с Лямбдой-членом. «С тех пор как я ввел этот параметр, меня не переставала мучить совесть, – каялся он впоследствии. – Я никак не мог поверить, что такая уродливая штука может оказаться воплощенной в природе». Мало того, Эйнштейн даже стал говорить о том, что именно Фридман стал основателем теории «динамической эволюционирующей модели». Но это признание не принесло удовлетворения Фридману, который, к сожалению, умер от тифа в 1925 году.

Но история получила продолжение. Дело в том, что доктрина «динамической эволюционирующей модели» получила название «Большой взрыв», широко применимый сегодня, только после публикации в 1949 году работ британского космолога Ф. Хойла. Причём в своих работах Хойл применял термин «Большой взрыв» с известной долей иронии и даже сарказма, критикуя воззрения бельгийского священника и президента Папской академии наук Ж. Леметра, который процесс расширения вселенной интерпретировал как работу Создателя. Однако, название «Большой взрыв» прижилось и ныне применяется большинством учёных как обозначение сугубо материального процесса.

И финал этой эпопеи с разбегающимися галактиками. На калифорнийской конференции 1933 года Эйнштейн объявил религиозные взгляды Леметра «самой красивой и наиболее удовлетворительной интерпретацией» динамической эволюционирующей модели.

Возвращаясь к злополучному Лямбда-члену Эйнштейна, думаешь: вот и верь после этого в «неподкупность» так называемых точных наук или естественных наук. Оказывается, они тоже могут быть если уж и не «служанками богословия», то рабами светил науки, если те поступаются принципом объективности.

Поэтому важно, чтобы любая доктрина, даже выдвинутая непревзойдённым авторитетом, была верифицирована и базировалась на фактических данных. В науке под верификацией (от латинского verus – «истинный» и facere – «делать») понимается установление истинности научных утверждений посредством их опытной проверки, а под  фактом (латинское factum – свершившееся, сделанное) подразумевается событие действительности или проверяемое наблюдение, достоверность которых доказана экспериментальным путём, зафиксирована надлежащими приборами или показаниями надлежащих свидетелей (в совокупности).

Философские гениальные прозрения, подтверждённые объективными инструментальными исследованиями и всемирно-исторической практикой, являются достоянием человечества и самым мощным лучом маяка, освещающим людям путь в тёмные глубины объективной реальности. Непредвзятые же данные точных и естественных наук, их частные открытия в конкретных отраслях знания служат обоснованием и подспорьем самых фундаментальных воззрений – философских. Потому философские гении – полубоги вечности, светила точных и естественных наук – калифы на час.

При всём при том, увы, случается, и не столь уж редко, что части людей в силу интеллектуально-психологических особенностей личности и специфики их биографии привычнее, комфортнее и удобнее строить картину мира исходя из личных взглядов: «Да потому, что я так считаю!». Для них неприемлем объективный, научный подход. Характерный эпизод из текущей истории российской культуры, когда известная российская писательница Татьяна Толстая в ходе телепередачи «Минута славы» отклонила одного из конкурсантов. На вопрос последнего: «Ну, почему?!», она веско ответила: «По кочану!». Так была поставлена авторитетная точка – правда, в художественной сфере, где доля произвола всегда была высока. Но и в сфере культуры духовной «искания истины» не менее важны, чем в науке.

У обозначенного в предыдущем абзаце субъективного метода истолкования действительности есть неустранимый порок: вместо одного материального мира, в котором мы живём, в сознании людей возникает отражение сонма иных миров. На нашей планете, согласно господствующей классификации, существует три мировых религии: христианство, ислам, буддизм (к числу последних нередко причисляют также индуизм и иудаизм), а также десятки их течений (ответвлений). И каждая рисует свою картину бытия. Помимо них существуют другие не менее распространённые по числу адептов веры учения: даосизм, конфуцианство, синтоизм и т.д., а сверх того сотни так называемых малых монотеистических и языческих религий. Надлежит также присовокупить сюда каббалу и множество иных мистических и эзотерических толкований бытия. В этой связи нелишним будет вспомнить и о двух основных философских школах (системах): материализм (основные его формы – метафизический и диалектический материализм) и идеализм (основные его формы – объективный и субъективный идеализм), а равно иные многочисленные мировоззренческие направления (дуализм, плюрализм, рационализм, агностицизм, скептицизм и т.п.). И все они рисуют различные картины бытия.

И, наконец, самый страшный сон, если человечество вдруг стало бы последователем крайней формы субъективного идеализма – солипсизма (от латинского solus – один, единственный; и ipse – сам), который реальностью признаёт только мыслящего субъекта, а всё прочее объявляется существующим лишь в сознании индивида. Наиболее яркий его представитель – Дж. Беркли. По этому поводу даже А. Шопенгауэр – сам известный иррационалист и мизантроп – заметил, что солипсистом, признающим реальность только своего Я, может быть лишь умалишённый.

Теперь вообразите, что каждый из семи миллиардов людей стал солипсистом. И у каждого свой мир…Поневоле вспоминается библейское предание о Вавилонской башне, возведение которой так и не было завершено, поскольку её строители вдруг стали разговаривать на разных языках и перестали понимать друг друга.

Мы же, в свете изложенного, намереваемся строить представление о сущем, исходя из мира подлинного – из объективной реальности, окружающей нас. Вне зависимости от наших мнений и от того, импонирует нам внешняя действительность или нет. Ибо это как раз тот критерий, посредством которого, в конечном итоге, и должна определяться корректность или, наоборот, неправильность мировоззрения.

 

  1. МИР, КАК  ОН  ЕСТЬ

 

  • Восприятие мира на уровне созерцания

Философы и психологи утверждают, что осознание ребёнком самого себя начинается с того мгновения, когда он произносит: «Я». Именно с этого момента у него возникает ощущение так называемой самости, и он начинает отделять себя от внешней объективной реальности. При счастливом детстве малыш воспринимает окружающее как «мир для него». Зато на этапе становления личности, особенно в так называемом переходном возрасте, суровые реалии жизни зачастую оцениваются подростками уже как «мир против него». Молодой человек постепенно «прозревает». До него «доходит», что бытие функционирует по собственным законам, не зависящим от эгоистических желаний и представлений юных о нём.

И этот диктат внешнего мира над субъектом, встающим на стезю самостоятельности, может, например, проявиться в том, что ребёнок по неосмотрительности врезается на велосипеде в парапет. Если ты не заметил преграду, то это вовсе не значит, что её нет.

Тут как в известном анекдоте про Кролика, которому Винни Пух подарил роликовые коньки, и именинник первоначально решил, что это лучший на свете подарок. Но уже через полчаса он понял, что лучшим подарком будут новые передние зубы.

Что ж, подчас и таким способом сфера предметная, сфера вещей, ставит на место неадекватно действующего исследователя.

Особенно ярко своеобразие взаимоотношений внешнего мира с внутренним миром человека проявляется в тот момент, когда подросток постигает, что ни одно конкретное явление (в том числе и его жизнь) не возникает по собственной воле, да и прекращается – тоже (как закономерный процесс). Это жёсткая постановка вопроса, но зато она и на чувственном уровне демонстрирует ему «ху из ху» на белом свете и что является изначальным. Мало того, что никто предварительно не спрашивает, хочешь ли ты родиться (или умереть), так ещё заставляют учиться, чистить зубы и работать (хотя все лучшие места уже разобраны).

Человечество в историческом плане ещё молодо и вступает в пору расцвета. Так что аналогии с юношескими переживаниями здесь вполне уместны. К. Маркс и Ф. Энгельс в «Восемнадцатом брюмера Луи Бонапарта» писали по этому поводу: «Люди сами делают свою историю, но они ее делают не так, как им вздумается, при обстоятельствах, которые не сами они выбрали, а которые непосредственно имеются налицо, даны им и перешли от прошлого…Традиции всех прошедших поколений тяготеют, как кошмар, над умами живых».

Кто бы (или что бы) не появился на свет, он застаёт уже функционирующую среду, которая, собственно говоря, его и породила. Он её продукт. И исключения из этого положения, которые были бы обоснованы фактическими данными, подтверждены экспериментально, доказаны достоверными проверяемыми источниками, человечеству не известны. Следовательно, исходно (но и только!) бытие доминирует над человеком.

Общественная жизнь – это не только радость существования (любовь, глоток чистого воздуха, глоток хорошего вина, хлеб и зрелища), но и историческое проклятие быта, навязанное извне: засухи, наводнения, землетрясения, войны, неприемлемые желания других людей, подневольный труд…Вот это противоречивое сочетание счастья и горя, эйфории и принуждения, внутренней мотивировки и внешней необходимости и сделало из людей философов, размышляющих над бренностью бытия.

Выше (во введении) мы уже говорили о тленности определённой вещи: конкретное, однажды возникнув, однажды же неизбежно и исчезнет. Первыми этот тезис в явном виде сформулировали (согласно известным источникам) древние греки, с которыми мы ассоциируем зарождение философии. Они подметили, что природа не терпит пустоты, и ничто не проходит бесследно. Взамен погибшего столь же неотвратимо появляется иное. И исключений из данного канона, продиктованного природой, нет. Так, даже если пожар, учинённый сапожником Геростратом в четвёртом веке до нашей эры, дотла уничтожил храм Артемиды в Эфесе, то взамен выделилось громадное количество тепла, образовались молекулы углекислого и угарного газа, осталась зола и т.д. «И так всякий раз, – констатировали эллины. – На месте праха возникает нечто новое. Но никогда это новое не возникает из ничего. Любая вещь может возникнуть лишь из других вещей».

Поскольку пьющие виноградное вино, но трезвомыслящие эллины также убедились в том, что и все единичные люди, происходящие друг от друга, смертны, но род их бессмертен, то первоначально они вывели одно из величайших обобщений человеческого разума: о несотворимости и неуничтожимости окружающего их мира. Этот мир существует сам по себе, его никто не создавал и никто не может уничтожить. Значит, он вечен. И ему свойственно неисчерпаемое взаимопревращение вещей как одно из проявлений несотворимости и неуничтожимости мира.

Параллельно древние мыслители не могли игнорировать факт бесконечности их космической обители: сколько бы ты ни шёл, ни ехал на лошади, ни плыл на триреме, всякий раз за линией горизонта открывались новые дали. Следовательно, так же устроена и вся вселенная.

Философ древности Архит доказывал это следующим образом: ничто не мешает нам, пребывая на краю космоса, протянуть руку за его пределы. Воистину, раз там ничего нет, то ничто не должно мешать протянуть руку. Но если мы протянули туда руку, то там уже что-то есть, следовательно, космос увеличился на длину руки. Стало быть, космос можно постоянно увеличивать. Если же протянуть руку нам мешает некий предел, то он сам должен иметь протяжение. И так всякий раз.

Несколько опережая общую логику изложения, не можем не констатировать, что Демокрит – автор идеи об атомах – утверждал, что и их количество также бесконечно.

Такие выводы философами Эллады, равно как и иных мыслителей древности, не были высосаны из пальца или взяты с потолка, но были обусловлены богатым житейским опытом. Ведь первые свидетельства использования людьми огня относят нас в глубокую древность – к стоянке древнего человека в урочище Чесованджа близ озера Баринго в Кении. Там были найдены осколки красной глины, остатки древесного угля, зола, имеющие возраст около полутора миллиона лет. Следы обжига осколков свидетельствуют о том, что они были нагреты до температуры 400 °C для придания им твёрдости. То есть, уже тогда Homo erectus (человек прямоходящий) использовал древесину, энергию огня не только для обогрева, приготовления пищи, но и для изготовления посуды.

Древесный уголь применялся в качестве лекарственного средства уже в Древнем Египте (как и в Греции античной эпохи). Там же находила прикладное значение зола – в медицинских целях, и для стирки белья, а также в земледелии как удобрение (Древняя Греция, Древний Рим).

Из перечисленных достоверных примет, правил хозяйственной жизни, иной практической деятельности вытекало, что все частные предметы и явления, несмотря на все их превращения, роднит нечто для них общее, какая-то единая первооснова, начало всех начал. И античные мыслители, углубляя понимание о свойствах мира, стали искать такое извечное первоначало, которое несотворимо, неуничтожимо и составляет окружающую их реальность.

Первый (из известных нам) философ Древней Греции Фалес в VI веке до нашей эры   принял за предтечу всех вещей воду. Его последователь Анаксимен считал, что прародителем всего является воздух. А ученик Фалеса Анаксимандр пошёл дальше, введя понятие беспредельной первоматерии, которую он называл «апейрон». Знаменитый Гераклит в качестве первоосновы принял огонь, привнеся идею развития. По Гераклиту из огня путём сгущения и разрежения возникают все вещи: «Все обменивается на огонь и огонь на все, как на золото – товары, на товары – золото». Вслед за ними Демокрит, продолжая традиции Левкиппа, сформулировал идею о том, что вечно движущиеся атомы – нерушимые «первокирпичики» Вселенной – соединяясь, создают всё существующее, а их разъединение приводит к гибели и разрушению вещей. Наконец, Аристотель решение проблемы единства мира связывает с понятием ”первой материи”, ”первого субстрата ”, под которым он понимает некую неизменную основу сущего.

Таким образом, суть воззрений названных античных философов заключалась в том, что отдельно взятые тела на Земле порождены всеобщей субстанцией, субстратом, сущностью и оказываются лишь частным её проявлением. Их прозорливость, обусловленная достоверностью примет и наблюдений, почерпнутых из предметной среды, а не из сугубо умозрительных фантазий, оторванных от опыта и практики, подтвердилась два тысячелетия спустя. И уже не только на уровне так называемого живого созерцания (и связанных с ним обобщений).

 

  • Идея материи, и её кризис

Прогресс в подлинном познании мира невозможен без мощной экспериментальной базы. Именно она, во-первых, предоставляет объективные критерии соответствия выдвинутых идей действительному устройству вещей, и, во-вторых, предоставляет учёному открытия, позволяющие более глубоко осмыслить бытие.

Исследователи Нового времени в лице Ф. Бэкона и Г. Лейбница, основываясь, в том числе, и на современных им научных данных, ввели в философский оборот термин «субстанция» (латинское substantia – сущность), понимаемое как предельное основание бытия. Благодаря Лейбницу начала утверждаться трактовка субстанции как материи (materia на латыни значит вещество). Вместе с Б. Спинозой он рассматривал субстанцию как causa sui (причина самой себя), что существует сама по себе, не завися ни от чего другого. Разумеется, субстанцию тот же Лейбниц рассматривал в качестве некой элементарной микрокорпускулы (своеобразного минивещества), ибо иных данных эмпирического характера в тот период не существовало.

В этом же периоде появляются естественнонаучные доказательства верности воззрений относительно несотворимости и неуничтожимости материи. Великий русский ученый М.В. Ломоносов в середине 18 века опытным путём подтвердил, что масса является фундаментальным свойством вещества, сохраняющимся в процессе химических реакций. Именно он вывел закон, гласящий, что суммарная масса продуктов химического превращения соответствует суммарной массе исходных веществ.

В 17 – 20 веках происходит целый ряд научных прорывов, которые служили частными доказательствами универсального философского тезиса о вечности материи. Так, в классической механике был открыт закон сохранения механической энергии, в термодинамике – первое начало термодинамики, в электродинамике – теорема Пойнтинга (британский физик Д. Пойнтинг). Позднее к ним прибавились законы сохранения: четности и странности в сильных и электромагнитных взаимодействиях, барионного и лептонного зарядов и другие.

И у диалектически мыслящих учёных не было никаких сомнений в том, что в дальнейшем последуют новые открытия в конкретных отраслях науки, которые вновь и вновь будут подтверждать верность философского посыла о несотворимости и неуничтожимости материи.

В ту эпоху для простых людей, околонаучных обывателей, да и для большинства исследователей научной парадигмой являлось понимание материи как вещества, на «худой конец» состоящего из атомов и молекул. Человек – существо чувственное. Он привык к тому, что на материю (конкретные тела) можно посмотреть (при необходимости – хотя бы через оптический микроскоп), её можно трогать, обонять…

И вдруг на авансцену миропознания «выходят» неведомые и невидимые электрическое и магнитное поля, открытые и некоторым образом теоретически обоснованные Х. Эрстедом, А. Ампером, М. Фарадеем, Д. Максвеллом, Г. Герцем (конец 18 – середина 19 веков). За ними – непостижимый электрон («отменивший неделимый атом»), «выявленный» в 1897 году группой английских физиков под руководством Д. Томсона. Затем последовало открытие непостоянства массы и её изменения в связи с изменением скорости движения тела, а также другие «нетрадиционные» научные данные, которые многие стали интерпретировать как нечто иное, нежели материя.

Рассуждения таких скептиков внешне выглядели вполне рационально, когда они в рамках своей парадигмы противопоставляли новые данные специфике вещества. Ведь вещество дискретно (состоит из корпускул, имеющих определенную конфигурацию, радиус), имеет массу покоя и траекторию движения. И перечисленные признаки логично были выдвинуты в противовес характеристикам физического поля (имеет непрерывный, волновой характер, не делится на корпускулы) и «творцов» этого поля. А к таковым, например, относили фотон, который как утверждалось, не имеет линейной траектории движения и массы покоя, находясь в непрерывном движении со скоростью света (строго говоря, темп перемещения фотона и есть скорость света).

Объективная реальность внезапно предстала в ином, «бесчувственном» измерении. Из фактов невосприятия микрочастиц не только непосредственно органами чувств, но и «неполной фиксации» приборами, отдельные лица делали умозаключение о нематериальном характере этих явлений. Для них «материя исчезла», а вместо неё появлялись то поля, то эфир, то электричество…Соответственно и знания объявлялись релятивистскими, мир – непознаваемым, жизнь – эфемерной.

В полемике об «исчезновении материи» уместна цитата Ф. Энгельса из его Введения к «Диалектике природы»: «…ничто не вечно, кроме вечно изменяющейся, вечно движущейся материи и законов ее движения и изменения…У нас есть уверенность в том, что материя во всех своих превращениях остается вечно одной и той же, что ни один из ее атрибутов никогда не может быть утрачен…»

Между тем, «Диалектика природы» была опубликована в 1883 году, а на новые вызовы времени необходимо было давать конкретные ответы, а не общий, пусть и методологически выверенный, посыл великого философа.

 

  • Гносеологическое определение материи и недостаточность данной дефиниции

Первым переход от толкования материи как вещества к наиболее общему и адекватному её пониманию совершил В.И. Ленин. Современным ему агностикам он отвечал: “Материя исчезает” – это значит исчезает тот предел, до которого мы знали материю до сих пор, наше знание идет глубже; исчезают такие свойства материи, которые казались раньше абсолютными, неизменными, первоначальными (непроницаемость, инерция, масса и т. п.) и которые теперь обнаруживаются, как относительные, присущие только некоторым состояниям материи. Ибо единственное “свойство” материи, с признанием которого связан философский материализм, есть свойство быть объективной реальностью, существовать вне нашего сознания».

В работе «Материализм и эмпириокритицизм» (1908 – 1909 годы) он дал классическое определение её: «Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них».

Данная формулировка построена на противопоставлении объективного мира субъективной реальности, материи – сознанию: всё, что не составляет идеальную сферу, существующую в мозгу человека – материальное. В этом отношении формула носит предельно общий характер. И в этом же её достоинство, так как разграничение принципиально различных по своей природе (в определённых пределах) сфер оказывает неоценимую помощь в процессе познания. В дефиниции дан чёткий критерий распознания двух миров.

С 1909 года много воды утекло, но верность ленинского определения находит всё новые и новые подтверждения. Так вышеупомянутый «непостижимый электрон» не только был надёжно зафиксирован в опытах и многочисленными приборами, но на основе действия этой элементарной частицы даже были созданы сами эти приборы. В том числе (о, ужас!) бытовые. В том числе с использованием полей.

Так, до изобретения транзисторов практически вся радиотехника и электроника были основаны на вакуумных электронных лампах, где применяется управление движением электронов в вакууме электрическими (иногда и магнитными) полями. Весьма прозаическим являлось применение электронных лучей  в телевизорах и мониторах с электронно-лучевыми трубками (кинескопами). Ныне такого рода изделия уже безнадёжно устарели. Лишь некоторые электровакуумные приборы продолжают ограниченно использоваться и сегодня (например, магнетроны в генераторах микроволновых печей).

Некогда мистический электрон эксплуатируется и в совсем уж утилитарных целях: его электронные пучки используются в устройствах для очистки дымовых газов и в буровых установках для бурения скальных пород.

То есть, материальная природа электрона ныне никем уже не подвергается сомнению. В то же время идеальные феномены как не определялись приборами и не улавливались органами чувств ни в начале века двадцатого, так не определяются и не улавливаются и на старте века двадцать первого. И можно быть твёрдо уверенным, что в этом плане положение не изменится никогда. Стало быть, ленинская дефиниция материи  с точки зрения гносеологии проверку временем и практикой выдержала.

Ныне, в эпоху всевозможных сугубо прикладных «осязаемых» гаджетов, функционирующих (в том числе) на основе именно электрических и электронных технологий, казалось бы, вопрос о неуничтожимости материи закрыт раз и навсегда. Ан нет. Как говорят острословы: «История учит, что она ничему не учит». И Маркс в своем сочинении «18-е брюмера Луи Бонапарта» отнюдь не случайно пишет: «Гегель замечает где-то, что все великие всемирно-исторические события и личности повторяются дважды: первый раз как трагедия, а второй – как фарс». Вот и в 21 веке фривольные научные комедии продолжаются…

Как и всегда инициаторами их выступили представители конкретных отраслей науки, располагающие авангардными открытиями в астрофизике, но не отягощённые базовыми философскими познаниями. Речь идёт о таком астрофизическом явлении, как чёрные дыры в Нашей вселенной. И вот уже известный учёный С. Хокинг, а вместе с ним и многие физики-теоретики и практики говорят о них как об объектах, которые «поглощают материю». То есть, они не толкуют о чёрной дыре, как пока ещё недостаточно познанном особом материальном образовании, при некоторых обстоятельствах поглощающим иные материальные объекты. Нет, «ничтоже сумняшеся», они извещают человечество о чёрной дыре, как некоем сверхматериальном монстре, «пожирающем» материю. Хотя данное физическое формирование, в том числе «при проверке» на ленинском определении материи, безусловно, подлежит отнесению к феномену материальной природы.

Чёрная дыра, которую некоторые астрофизики представляют в качестве некоего паранормального чудовища, пожирающего саму материю, при неэмоциональном рассмотрении, оказывается вполне себе материальным объектом, показывающим себя через определённые свойства.

Обычно те же астрофизики так описывают чёрную дыру: область пространства-времени, гравитационное притяжение которой настолько велико, что покинуть её не могут даже объекты, движущиеся со скоростью света, в том числе кванты самого света. В простейшем случае сферически симметричной чёрной дыры граница (горизонт событий) её равна радиусу Шварцшильда. Согласно реалистическим сценариям, данные образования возникают вследствие гравитационного коллапса достаточно массивной звезды, либо галактики или протогалактического газа. Чёрная дыра, размеры которой в десятки тысяч раз превышают размеры Солнца, находится в самом центре Млечного пути. Учёные назвали её Стрелец. Она находится на расстоянии 26000 световых лет от Земли и наблюдается методами радиоинтерферометрии.

Что ж, данное описание даёт весьма наглядное и материалистичное описание, пока до конца не познанного, объекта через известные его свойства.

Вместе с тем, противники ленинского определения материи справедливо указывали на его ограниченность: его использование оправдано лишь в гносеологии, ибо оно позволяет различить материальное и идеальное. Зато в онтологии (учение о бытии) философский рецепт Ленина бессилен, так как не отвечает на вопрос: что же есть материальное само по себе, вне сравнения и сопоставления с идеальным?

В самом деле, ленинской дефиницией нельзя было воспользоваться, скажем, в начале палеогена кайнозойской эры, когда до появления Владимира Ильича ещё нужно было подождать шестьдесят шесть миллионов лет. А тогда идеальным, что называется, и не пахло. Но материя-то была!

В не менее тупиковое положение мы попадаем (что в гносеологическом, что в онтологическом плане), когда оказываемся перед таким явлением, как общественные отношения: куда отнести данный феномен? К сфере материального или идеального? В сравнении с ними связи и взаимодействия в мире веществ классифицировать всё-таки проще.

Возьмём для наглядности наиболее элементарное ковалентное взаимодействие – связь за счет пары электронов, принадлежащих одновременно обоим атомам (являющихся общими для них). Такая связь имеет место в молекуле водорода. Когда атомы водорода сближаются, то их электронные облака проникают друг в друга, в науке это называется перекрыванием электронных облаков. Как следствие, электронная плотность между ядрами увеличивается, сами они притягиваются друг к другу. При этом существуют объективные основные характеристики химической связи, измеряемые приборами – прочность, длина, полярность. У молекулы водорода прочность составляет 453 кДж/моль; длина – 60 пм, полярность может быть смещённой к более электроотрицательному атому либо дипольной (равнозначной).

Иная ситуация с отношениями в социуме. Элементарный пример: романтическое расположение друг к другу парня и девушки. Так, в результате умственного анализа их поведения (вздохи, взгляды, прикосновения, поцелуи и т.д.) сторонний наблюдатель сделает обобщающий вывод о влюблённости пары. И нет никаких сомнений, что определённые отношения у четы существуют. Они реальны. Поступки молодых людей, что называется, видны невооружённым взглядом, то есть обнаруживаются органом чувств. Однако непосредственно взором или с помощью слуха, либо самым высокоточным измерительным прибором отношения, о которых недвусмысленно говорит поведение влюблённых, не выявишь. Для этого обязательно нужна опосредствующая функция сознания.

Так что это? Куда отнести эти отношения: к идеальному или материальному?

Догматики марксизма нашли следующий выход: если отношения между людьми складываются непосредственно по поводу использования средств производства (так называемые производственные отношения), то они материальны, поскольку складываются вне зависимости от воли и сознания людей и, в конечном итоге, обусловлены уровнем развития производительных сил (так называемый базис – совокупность производительных сил и производственных отношений). Если же связи между субъектами не связаны непосредственно с производственными отношениями, а вытекают из так называемой надстройки (право, морально-нравственная сфера и т.п.), возникающей над функционирующим базисом, то они зависят от их воли и желания и, стало быть, являются духовными.

Следовательно, если фабрикант эксплуатирует девушку в качестве секретарши, то это не только проза жизни, но и явление материального порядка. Если же тот же самый капиталист кладёт ту же самую подчинённую в постель, то это уже не только романтика, но и духовный феномен.

Заумно, однако. И не слишком увязывается с так называемой «Бритвой Оккама» – методологическим принципом, получившим название от имени английского монаха-францисканца, философа-номиналиста Уильяма. В упрощенном виде он гласит: «Не следует привлекать новые сущности без самой крайней на то необходимости». В современной науке под «Бритвой Оккама» обычно понимают более общее начало, постулирующее, приблизительно, следующее: не надо вводить сложные каноны, чтобы объяснить какое-то явление, если его можно объяснить простыми правилами.

Ну, бог с ней, с простотой. Далеко не все вещи во вселенной можно растолковать «на пальцах». Но как же тогда быть с отношениями между животными? И речь идёт не только об этологии – дисциплине зоологии, изучающей генетически обусловленное поведение (инстинкты) животных (в том числе людей). Вспомним о так называемой первой сигнальной системе – термин введён великим русским физиологом И. Павловым.  Так он назвал деятельность коры головного мозга, которая связана с восприятием через рецепторы непосредственных раздражителей (сигналов) внешней среды – световых, тепловых, болевых и т.д. Первая сигнальная система является основой для выработки условных рефлексов, сложных поведенческих актов, и свойственна как животным, так и человеку. Действие этой системы проявляется в рефлексах, формирующихся на любые раздражения внешней и внутренней среды, за исключением смыслового содержания слова.

Для примера возьмём высших животных (все млекопитающие, птицы, многие пресмыкающиеся), которые способны модифицировать своё инстинктивное поведение полученным в течение жизни опытом. Так, детёныши львов (семейство кошачьих) появляются на свет без способности к согласованной охоте. Повадки к коллективному загону дичи у них прививаются в процессе воспитания львицами.

Из процесса львиной охоты следует, что между особями имеют место отношения координации. Они реальны, но также вытекают из анализа их поведенческих актов, которые видны невооружённым взглядом, то есть обнаруживаются органом чувств. Однако непосредственно органом чувств или прибором отношения между львами, не выявишь. Для этого тоже нужна опосредствующая функция человеческого мозга.

Ко львам производственные отношения не применишь, ибо общественная трудовая деятельность – не их удел. Сознанием эти животные также не обладают. Значит, об их духовности говорить тоже не приходится. Каким же образом квалифицировать взаимодействие между ними?

В конце концов, возвращаясь к современным людям, которые всё полнее прогнозируют, программируют и планируют свою преобразующую деятельность, следует констатировать, что по мере прогресса их зависимость от стихийного развития производительных сил имеет тенденцию к падению. Отсюда следует, что такой признак, как формирование производительных сил вне зависимости от воли и желания человека, образно выражаясь, подвисает.

И, в конце концов, даже если производственные отношения как внешняя необходимость (в зависимости от уровня их развития) понуждают контрагентов производительного процесса вступать в контакт как работодателя и работника определённым способом (капиталист – наёмный рабочий), то это отдалённая причина. В каждом конкретном случае сделка найма решается в зависимости от воли и желания сторон, и нередко представляет собой итог компромисса.

Откуда же проистекают вышеописанные несуразности? Они обусловлены тем, что эпигоны марксистко-ленинского наследия, слепо следуя гносеологической дефиниции Ленина, натужно принялись подгонять под неё процесс бытия. На что названное определение, применимое в теории познания, совершенно не годно. Это равносильно тому, что историю происхождения и вымирания мамонта объяснить с точки зрения основного вопроса философии. Можно, конечно, при желании исхитриться, но зачем?

Критиковать всегда несравненно легче, нежели разрешить проблему. Но реально ли вообще вывести словесный эквивалент материального мира? Большинство философов склоняется к тому, что эта (выражаясь кинематографическим стилем) миссия невыполнима.

 

  • Онтологическое определение материи

Приступая к решению поставленной задачи, не следует повторять ранее допущенной методологической ошибки: определение не может носить всеобъемлющий вид. Оно должно быть интеллектуальной квинтэссенцией (образом) материального мира, не подменяя собой гносеологическое определение В. Ленина, которое применительно к теории познания носит непревзойдённый характер.

С онтологической дефиницией необходимо корректно обращаться, не забывая, что материя – это обобщение, понятие, употребление которого уместно в качестве абстракции в уме, но которое невозможно съесть с супом. Сам Ленин в «Философских тетрадях» подчёркивал: «Всякое слово (речь) уже обобщает».

Иначе говоря, материя в виде некоего единого обособленного объекта, кроме как целостного образа в мозгу индивида (при условии, что тот мыслящий), не существует. За пределами субъективной сферы материя воплощается исключительно в конкретных материальных объектах: макромир (вселенная, галактика, звезда), наш мир (Земля, атмосфера, континенты, страны, социум), микромир (атом, фотон, нейтрино), вещество (углерод в аллотропных модификациях угля, сажи, графита, алмаза), физические поля (гравитационное, электромагнитное, гравитационное), явления (северное сияние, человек), процессы (термоядерная реакция) и так далее, и тому подобное…

Это бесчисленный, нескончаемый ряд объектов, ибо, сколько бы их человек не открывал, за ними возникают новые и новые. Если количество людей на Земле поддаётся исчислению («Всего мужчин, сосчитанных в роду Иуды, было 74600», – гласит Библия), то сонм материальных предметов в объективной реальности не поддаётся сему правилу. «И несть им числа…», – говорит писатель Джон Аллен Барнс. И невозможно с ним спорить, так как всемирные история и практика не поставляют нам доказательств иного рода. Именно из данной совокупности нескончаемых конкретных объектов и только из них, обобщая их типичные черты и признаки, мы путём умственных размышлений и выводим категорию «материя». Никто из трезвомыслящих представителей рода людского не сможет показать нам нечто и обоснованно заявить: «Вот денотат, вот тот предмет, который мы обозначили нарицательным именем «материя».

И наоборот, то идеальное (по форме, но отнюдь не всегда по качеству), что содержится в наших мозгах, непосредственно ничего не прибавляет миру предметному в контексте рассматриваемого вопроса. И если бы мы все вдруг на мгновение лишились коры головного мозга, то, уверяю вас, за пределами наших черепных коробок в объективной реальности предметов материального мира не убыло бы ни на йоту. Доказательством тому, кстати, будет и ленинское гносеологическое определение материального.

Но в таком случае, прежде всего, возникает необходимость определить, что же такое объект. Именно на этом в дальнейшем будет построена конструкция онтологического определения материи.

Понятие объекта

Объект – телесное образование, имеющее массу, форму (протяжённость) и вследствие этого обособленное от других объектов

Естественно, требуется раскрыть перечисленные признаки объекта, чтобы не только понять, но и обосновать названное понятие (соответственно – наличие реального аналога в окружающей действительности).

Масса как свойство объекта. В естественнонаучном смысле под массой понимают количество вещества (субстанции, составных элементов) содержащегося в каком-либо предмете, вещи, то есть образующего их.

Применяемые на практике единицы измерения массы различны: карат, гран, скрупул, фунт, унция, центнер, тонна и т.д.

Первоначально образцовой единицей измерения массы в метрической системе единиц являлся грамм, определявшийся как масса 1 кубического сантиметра дистиллированной воды при температуре 4 °C и давлении в 1 атмосферу.

В настоящее время в Международной системе единиц в качестве единицы измерения массы принят килограмм. Согласно интернациональному определению «килограмм есть единица массы, равная массе международного прототипа килограмма». Сам международный прототип килограмма представляет собой цилиндр диаметром и высотой 39,17 мм, изготовленный из платино-иридиевого сплава (90 % платины, 10 % иридия). Он хранится в Международном бюро мер и весов, расположенном в городе Севр близ Парижа.

Масса тела, выраженная в килограммах, численно примерно равна весу этого тела, выраженному в кгс (1 кгс ≈ 10 Н), когда оно покоится вблизи поверхности Земли. Поэтому в быту слово «вес» употребляется в качестве синонима слова «масса».

Массой обладают все (любые) объекты, предметы, вещи, в том числе элементарные частицы. В конце 19 – начале 20 века, после открытия электрона, в среде физиков было много спекуляций по поводу него. Считалось, что он «отменил материю», так как «не имел массы». С той поры частица многократно «взвешивалась». Долгое время масса электрона считалась равной 9,10938291(40)·10−31кг. Но технический прогресс не стоит на месте. В 2014 году команда исследователей во главе с С. Штурмом из Института ядерной физики общества Макса Планка в Гейдельберге уточнила этот параметр – 0,000548579909067(14)(9)(2) атомных единиц массы.

Ещё больше околонаучной сенсационности было вокруг нейтрино. Эта частица тоже в течение продолжительного периода считалась безмассовой (с нулевой массой покоя). Мало того, она спровоцировала ряд учёных на то, что они всерьёз замахнулись на «отмену» одного из теоретических столпов вечности материи – закон сохранения и превращения энергии.

Занятная история возникла по той причине, что при проведении опытов, связанных с расщеплением атома, у экспериментаторов никак не совпадали массы атома и сумма масс частиц (энергий), на которые распадался атом. Дело дошло до того, что в 1931 году гениальный физик (но, увы, не слишком продвинутый философ) Нильс Бор на Римской конференции выступил с идеей о несохранении энергии! Однако В. Паули и Э. Ферми выдвинули другую гипотезу – «потерянную» энергию уносит какая-то, пока неизвестная, частица. И предвидение Паули и Ферми, не противоречащее фундаментальным началам устройства материи, впоследствии в полной мере было всесторонне подтверждено – нейтрино было открыто.

В связи с этой занимательным казусом вспоминается забавный детский мультфильм «38 попугаев», герои которого измеряли удава «в слонёнке», «в мартышке», «в попугае», и в итоге пришли к выводу, что в попугаях-то удав «гора-а-здо длиннее». Посему и уважаемый Нильс Хенрик Давидович Бор в ангстремах гораздо длиннее, нежели в философских категориях.

В настоящее время многочисленные осцилляционные эксперименты с солнечными, атмосферными, реакторными и ускорительными нейтрино надёжно продемонстрировали наличие у нейтрино малой, но ненулевой массы покоя (меньше 0,28 эВ). В 2015 году Т. Кадзита и А. Макдональд получили Нобелевскую премию по физике 2015 года именно за открытие нейтринных осцилляций.

Так что пример с нейтрино подводит к однозначному резюме: будущее, несомненно, подарит нам не только открытия новых элементарных частиц, но и доказательства того, что они также имеют не просто массу, но и массу покоя, а равно и пространственные параметры как всякая элементарная частица. И если на тот момент будет отсутствовать нужная экспериментальная база (что закономерно, ведь измерительная техника не поспевает за открытиями), позволяющая зафиксировать крайне малые величины такого тела в пространстве, и ничтожные параметры существования во времени (в фазе покоя), то это никоим образом не следует расценивать как симптом, согласно которому материю в очередной раз «надо похоронить». Резюме: элементарная частица (образно выражаясь) – микромикровещество. Как злословят в Египте: «Крокодил тоже летает, но только очень-очень низенько».

Ныне последним прибежищем ниспровергателей фундаментальных свойств объективного мира остаётся фотон. Не оспаривая общего положения о том, что элементарные частицы имеют массу, сторонники таких воззрений делают исключение (с дополнением) для так называемых безмассовых люксонов. К ним они относят фотоны, глюоны, а также гипотетические гравитоны. Поскольку глюоны в свободном состоянии не существуют, гравитоны в действительности не обнаружены, то остаются только фотоны.

«Вот уж фотон, абсолютно точно, не имеет массы!» – с горящими глазами заверяют представители мистического направления в физике. И тут же они опровергают себя, оговариваясь, что данная элементарная частица так называемую релятивистскую массу (на бытовом языке – массу в движении)  всё же имеет  1,1·10−52 кг (6·10−17 эВ/c2 или 1·10−22 me), но не имеет массы покоя. Иначе говоря, в статике фотон тотчас аннигилирует. Расчёты так называемой релятивистской массы фотона на основе формулы m = h·v/c2 (масса движущегося фотона) изложены во многих пособиях по физике и научных публикациях.

Отсюда следует, что данная частица имеет массу покоя как минимум в двух случаях: при её зарождении и при её гибели. Только момент существования таких состояний настолько короток, что пока экспериментальная техника не в состоянии его зафиксировать. Сами физики указывают, что фотоны излучаются (зарождаются) во многих природных процессах, например, при движении электрического заряда с ускорением, когда атом или ядро переходят из возбужденного состояния в состояние с меньшей энергией, или при аннигиляции пары электрон – позитрон. При обратных процессах (возбуждение атома, рождение электрон-позитронных пар) происходит поглощение фотонов.

На чём ещё не базируется (именно так, поскольку фактических данных, экспериментальных подтверждений безмассовости люксонов нет) «эфемерная теория фотона». Исключительно на некритическом восприятии расчётов А.Эйнштейна. Давайте, для начала вспомним его знаменитую формулу E= mc², которая выражает прямую зависимость между энергией и массой тела. Между прочим, это математическое выражение, верно отражающее реальные отношения предметного мира, потому и нашло многочисленные подтверждения в практике (в том числе ядерного строительства), что оперировало с действительными, а не мнимыми массами вещества.

Теперь надлежит в уравнение E= mc², которое носит универсальный характер, вместо m подставить 0 (ноль), поскольку фотон, если следовать логике эйнштейнианцев (последователей направления, называемого энергетическим), лишён массы. Тогда что у нас будет фигурировать в левой части уравнения? Верно, ноль, поскольку при умножении скорости света в квадрате на ноль, получается ноль по всем математическим канонам. Значит, фотон не имеет энергии, абсолютно. Впрочем, вероятно, в этом случае он движется исключительно на иррациональном вдохновении А. Эйнштейна.

Конечно, можно заявить, что в микромире или при световых скоростях азбучные математические закономерности неверны, так же как не действуют фундаментальные физические явления в форме инерции и гравитации (такие постулаты также выдвинуты), только всё это нарушает материальное единство мира. В том числе заставляет разорвать (благо, что только «в уме») взаимосвязь и взаимопроисхождение микро- и макромиров, имеющих общий источник происхождения.

Бесспорно, инерция и тяготение проявляют себя в микро- либо мегаобъектах и в порождаемых ими процессах в модифицированном виде, однако вообще «отменить» их действие в одном из миров мыслимо только в субъективной реальности. Да и то в таком мышлении, которое отражает объективную реальность химерическим образом.

Ну, в такой ситуации про Лямбда-член недюжинного математика А. Эйнштейна (как и недюжинного путаника в мировоззренческих проблемах) забывать не стоит. Равно как и про его высказывание: “Эксперимент не может доказать правильность теории: он может ее только опровергнуть”. И возразить: «Ну, как же так, Альберт Германович? Да ваше участие в Манхеттенском проекте служит одним из потрясающих (во многих смыслах этого слова) и практических подтверждений корректности вашего же концептуального детища E= mc²!»  А вышеупомянутая работа Т. Кадзиты и А. Макдональда по нейтринным осцилляциям разве не является блестящим подтверждением незыблемости аксиомы о массе, как неотъемлемом свойстве объективной реальности?

Впрочем, от критики эйнштейнианцев, а также от общетеоретических посылов о «вездесущности» массы, пора перейти к позитивному обоснованию фундаментальности этого признака объекта фактическими данными.

«Первый звонок» в этом смысле прозвучал уже в 1899 году, когда замечательный русский физик-экспериментатор Лебедев П.Н. опытным путём подтвердил теоретическое предсказание Максвелла о давлении света на твёрдые тела (эксперимент с весами в вакууме). Кстати, вывод Максвелла был обоснован исключительно расчётным методом (не один Эйнштейн горазд на это).

В 1908 году Лебедев посредством опыта доказал давление света на газы. Известный физик У. Томсон (лорд Кельвин), покорённый виртуозным мастерством русского экспериментатора, сказал: «Я всю жизнь воевал с Максвеллом, не признавал его светового давления, и вот… Лебедев заставил меня сдаться перед его опытами».

Постулаты приверженцев фотонного энергетизма опровергнуты эмпирическим способом и в той части, что свет, якобы, не подвержен тяготению. Напротив, в 1919 году английский астрофизик А. Эддингтон установил, что фотон ведёт себя как банальная элементарная частица с определённой массой при движении в гравитационном поле. При наблюдении полного солнечного затмения он зафиксировал отклонение излучения звёзд (в поперечной оси относительно движения фотонов) в поле гравитации Солнца.

О наличии у фотона массы свидетельствуют и другие исследования. Так, наиболее точное измерение скорости света на основе эталонного метра и в вакууме (то есть, в искусственно созданных условиях) было проведено в 1975 году. Эта величина равняется 299 792 458 метров в секунду или 1 079 252 848,8 километров в час. Однако замеры темпа передвижения фотона в естественных условиях всегда дают меньшие параметры. Это связано как с тем, что в космосе фотон никогда не движется по прямой, отклоняясь от траектории под воздействием мегател, так и тем, что он испытывает пусть для него и ничтожное, но всё же, сопротивление среды (об этом подробнее будет сказано ниже, когда разговор пойдёт о физическом поле). Ну, а уж фотонам на пути от солнечного ядра, излучающего энергию, до поверхности светила может потребоваться около миллиона лет. Зато при движении в «открытом» космосе, они долетают до Земли всего за 8,3 минуты.

«Массовость самой массовой» (в смысле распространённости по численности) частицы подтверждают и современные фотографии квазара QSO2237+0305, который располагается (примерно в 8 миллиардах световых лет от Земли) по оси зрения за галактикой ZW2237+030 (около 400 миллионов световых лет от нашей планеты). На снимках видно пять светящихся пятен: одно тусклое в центре (ближняя к нам галактика) и четыре ярких в виде креста по периметру первого пятна (квазар). Пятен пять, хотя сфотографировано два объекта. Это один из лучших примеров гравитационного линзирования – искривления света под действием силы гравитации. В данном случае мощное поле тяготения галактики выступает в роли линзы, изгибая свет от квазара, находящегося позади неё, и формируя тем самым четыре раздельных изображения более далёкого космического образования. Описываемое явление можно наблюдать в созвездии Пегаса по координатам 22h40m30s +3d21m30s. Для визуального наблюдения необходим телескоп с диаметром объектива не менее полуметра.

Кстати, некоторые сторонники энергетизма настаивали на том, что отличие массы фотона от нуля привело бы к дисперсии электромагнитных волн, что «размазало бы по небу наблюдаемые изображения галактик». Между тем, на фотографиях квазара QSO2237+0305 как раз и наблюдается явно выраженная дисперсия (рассеяние) изображения.

Поскольку под гравитацией (от лат. gravitas – тяжесть; притяжение, тяготение) понимается универсальное фундаментальное взаимодействие между всеми материальными телами (определение общепринятое, носит характер парадигмы), то факт с квазаром QSO2237+0305 указывает на то, что фотон обладает массой. Это также свидетельствует о том, что в случае с микрочастицами даже при световых скоростях также действует основополагающий порядок, присущий материальному миру, но с определёнными особенностями.

Данный тезис, сами того не ведая, подтверждают и апологеты энергетизма, когда описывают (пусть и гипотетически) чёрную дыру: «…область пространства-времени, гравитационное притяжение которой настолько велико, что покинуть её не могут даже объекты, движущиеся со скоростью света, в том числе кванты самого света». Тут нелишним будет пояснить, что квант света это и есть фотон. Ибо никакой иной частицы, кроме него, движущейся «со скоростью света», в Нашей вселенной на сегодня не установлено. А «скорость света» – это стремительность передвижения собственно фотона.

Как следствие того, что позиция «фотонного энергетизма» противоречит материальному единству мира, её последователи не могут объяснить безмассовость этой частицы с точки зрения системного подхода. Так, энергия системы, излучающей фотон с частотой v, уменьшается на величину E=hv, равной энергии этого фотона. В результате масса системы уменьшается (если пренебречь переданным импульсом) на E/с2. Аналогично, масса системы, поглощающей фотоны, увеличивается на соответствующую величину.

Резюмируя вышеприведённый фактический материал, нельзя не признать, что масса – свойство всякого объекта.

Телесность как свойство объекта. Под телесностью понимается специфичность, качественная составляющая объекта. Масса, помимо количественной характеристики, всегда специфична. Не существует «обезличенной» массы, «массы вообще».  Это всегда масса «чего-то». Так, объекты с единой специфичностью могут отличаться друг от друга количественно: щепотка соли, горсть соли, куча соли.

Объекты с разной специфичностью отличаются друг от друга качественно: планета Венера и планета Земля; звезда и чёрная дыра; атом водорода (атомная масса 1,00784) и атом гелия (атомная масса 4,002602); электронное нейтрино (масса менее 0,28 эВ, но не нулевая, фундаментальная частица, стабильна), мюонное нейтрино (масса менее 0,28 эВ, но не нулевая, фундаментальная частица, может «превращаться» в электронные нейтрино, стабильна) и мюон (масса 105,6583745(24) МэВ, античастица, время жизни 2,19703(4)·10−6 c).

О взаимосвязи специфики объекта с массой свидетельствует то обстоятельство, что увеличение атомной массы влечёт за собой образование новых химических элементов с другими качествами. Особенность свойств элементарных физических частиц, в частности, также связана с их массой (примеры приведены выше).

Специфичность свойственна и фотону. Так, рентгеновское излучение представляет собой электромагнитные волны, энергия фотонов которых лежит в диапазоне от ~10 эВ до ~1 МэВ, что соответствует длинам волн от ~103 до ~10−2 Å (от ~10−7 до ~10−12м). А вот длины волн ультрафиолетового излучения (их носитель – фотон) лежат в интервале от 10 до 400 нм (7,5·1014—3·1016 Гц). Длины волн гамма-излучения (их носитель – тоже фотон) – менее 2·10−10м.

Телесность и масса в своём единстве образуют субстрат объекта (об этом более подробно – в разделе главы, посвящённом субстанции).

Форма как свойство объекта. Под формой понимается упорядоченность содержания предмета, порядок организации его «наполнения» (внутренняя сторона), а также инобытие предмета (вторая, внешняя сторона).

Отсюда следует, что масса и телесность, составляющие объект, образуют его внутреннюю сторону. Форма проявляется как в структуре субстрата, так и в компоновке его вовне (пространственная форма вещи). Пространственная форма вещи выражается в её протяжённости, в том числе в объёмности (на эту тему обстоятельнее – в следующей главе). То, что протяжённость является относительно самостоятельной и способна на некоторое обратное воздействие, иллюстрирует пример с молекулой дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК).

ДНК организована в виде двойной спирали со связями между основаниями, при помощи которых цепи образования удерживаются вместе. Эта внешняя форма оказалась столь удачной, что, несмотря на 3 – 4- миллиардную историю и миллионы частных изменений (мутаций), основа её (способ компоновки в виде спирали) сохранилась.

Соотношение параметров протяжённости также не является чем-то раз и навсегда данным. Допустим, литр жидкости может принимать и форму шара, и конфигурацию тетраэдра, и вид конуса.

Бесформенных объектов не бывает (не путать со сложными, нетипичными конфигурациями). Земля имеет форму так называемого геоида (эллипсоид вращения). Новые высокоточные измерения геометрической формы Солнца, сделанные с борта космической обсерватории SDO в 2012 году, показали, что наше светило является практически идеальным шаром. Причём его форма сохраняется вне зависимости от цикла этой звезды. Человек имеет фигуру (телосложение), подразделяющуюся на типы: астенический, атлетический, диспластический, пикнический, лептосомный.

В 2013 году группа исследователей из Йеля и Гарварда, проведя максимально точное измерение электронов, обнаружила, что у них идеально круглая форма. Кстати, по их мнению, новые данные (гладкие контуры электрона) говорят о том, что квантовый «суп» субэлементарных частиц окажется гораздо более причудливым, нежели считается. А это поставит под вопрос всю Стандартную модель элементарных частиц.

Протяжённость как внешняя сторона формы. Протяжённость – это величина объекта; его пространственные характеристики, выраженные в размерах, габаритах, объёмных свойствах (длина, ширина, высота). Любой объект имеет протяжённость.

Так, Солнечная система является частью Млечного Пути – спиральной галактики, имеющей диаметр около 100 000 тысяч световых лет и состоящей приблизительно из 200 миллиардов звёзд. Экваториальный радиус Земли – 6 378, 1 километра. Средний рост земных мужчин – 175 см, женщин – 163 см (данные 1994 года). Размеры атома водорода (определяемые размерами его электронной оболочки)  ≈ 10-8 см. «Диаметр» нейтрино ориентировочно равен 10^(-24) метра (частица в миллиард раз меньше протона).

Теперь о размерах фотона. Если о массе фотона, извините за тавтологию, масса споров, то некая протяжённость частицы подразумевается всеми. Ведь фотону свойствен корпускулярно-волновой-дуализм, что общепризнано. То есть, с одной стороны он является точечным образованием, с другой – волной. Стало быть, какими-то параметрами он обязан обладать. Однако ни в одном научном источнике вы не отыщете пространственные характеристики фотона как дискретного точечного образования. Это обусловлено конкретно-исторической слабостью экспериментальной базы человечества. Сегодня никто достоверно не сообщит, что представляет собой эта частица и по форме (точка, тороид и т.д.).

В любом случае, фотон как волна (если исходить из доминирующих представлений учёных-физиков)  существенно превышает так называемую планковскую длину – минимальное расстояние из возможных в материальном мире (так пока принято считать в современной науке), которая составляет 10^(-35) метра. Косвенно в пользу этого свидетельствуют сравнительные размеры фотонной волны (приведены выше) и атома.

Установлено, что фотоны участвуют в таких волновых процессах, как дифракция и интерференция, когда размеры препятствий (щелей, диафрагм) сравнимы с размером самой частицы. Также корпускулярность фотона проявляется в процессах поглощения и излучения объектами, размеры которых гораздо меньше длины волны фотона. Например, они излучаются и поглощаются атомами.

Обособленность как свойство объекта. Совокупность таких свойств конкретного объекта как телесность, масса, форма делает его особенным в сравнении с окружающей его средой. Особенным, то есть, отличным и уникальным по отношению к другим предметам, вещам, явлениям. Вследствие этого объект становится относительно отделённым, отграниченным от остального окружающего мира (дискретным).

Дефиниция материи (онтологическая).

Материя – философская категория для обозначения объективной реальности, то есть бесчисленной совокупности объектов со всеми их свойствами (явлениями, процессами).

Ранее уже отмечалось, что материя (денотат её – объективная реальность) есть не что иное, как совокупность всех неисчислимых объектов. И это действительно так. Ф. Энгельс в “Диалектике природы”  констатировал: “Вещество, материя есть не что иное, как совокупность веществ, из которой абстрагировано это понятие”.

Внятная формулировка, что такое объект, нами дана. Вместе с тем в онтологической дефиниции материи появилось важное дополнение по поводу всех свойств объектов (“со всеми их свойствами”). В этом соединении объектов со всеми их свойствами (материальными и нематериальными) и заключается снятие проблемы.

В результате этого возникает полный охват предметов и явлений, существующих как в объективной реальности (которая одна), так и представлений о них – в субъективных реальностях всех мыслящих существ (которых множество). Теперь судите сами, могут ли существовать явления или предметы любой природы (материальной, идеальной или же какой-либо ещё!), которые функционировали бы в отрыве от объекта (объектов).

Начнём с явлений идеального порядка (продуктов мыслительной деятельности человека). Что они есть по своей сути? Верно, свойство высокоорганизованной материи – человеческого мозга. Подпадают ли человек или его мыслительный орган (мозг) под определение объекта? Бесспорно! И первое, и второе располагают массой, специфической телесностью, формой (в том числе протяжённостью), а также они относительно обособлены от иных объектов.

Ф. Энгельс и В. Ленин неоднократно подчёркивали, что противопоставление человека природе (сознания – материи) весьма условно и допустимо исключительно в рамках основного вопроса философии, то бишь, в сугубо теоретическом плане, в гносеологическом аспекте. Потому что в онтологическом, бытийном плане человек – такое же материальное, природное существо, как и всё прочее, а сознание – лишь особое свойство, присущее ему.

Первичность материи по отношению к сознанию исходно (хронологически, в историческом ракурсе) проявляется в том, что второе появляется как закономерный результат развития первого до уровня высокоорганизованного субстрата. И иначе быть не может. Природа является матрицей для мыслящего существа. И такого рода причинно-следственная связь никогда не изменится. Образно выражаясь, в смысле родословной, в генеалогическом плане бытие и мышление никогда и нигде местами не поменяются. Данный тезис подтверждает и генезис человека, и история человечества, да и история видимой части Нашей вселенной – нигде мыслящего духа, существующего как Абсолют, как сущность, которая появилась бы сама из себя, а затем родила некую материальную протяжённость, не зафиксировано.

По мере развития мира и человеческого общества, дух начинает оказывать обратное воздействие на природу, изменять её и, в рамках общемирового порядка, определять её эволюцию. В последующих главах данный процесс будет раскрыт подробнее. Сейчас же лишь отметим, что процесс усложнения (совершенствования) объективной реальности, катализатором которого с определённого момента выступает исключительно сознательная деятельность мыслящего существа, породит новые реальности (помимо отношений и субъективной сферы), которые также будут особыми, невиданными, беспрецедентными, но свойствами объектов.

Ан не только исходно, но и в конечном итоге сознание зависит от материи. Это значит, что сознательные существа, являясь результатом развития их матрицы, смогут проявлять своё особое (и на определённом этапе самое прогрессивное) свойство лишь в тех пределах, пока они следуют объективной тенденции совершенствования общекосмической системы. Ибо эта стихия, как инкубатор, вылупила, как птенца из яйца, само человечество на  свет. Стоит только социуму совершить неадекватные действия, подрывающие основы непосредственно высокоорганизованной материи или базис последней (досоциальные, природные формы объективной реальности), как он тотчас начнёт уничтожать самого себя. Проще говоря, без необходимого материального фундамента, сколь бы высокоразвитым ни было сознание, оно никогда не сможет существовать. В самой длительной исторической перспективе дух не трансформируется в абсолютную самодовлеющую сущность. Субъективная реальность, будучи (на некоторой стадии) самым креативным элементом объективной реальности, никогда не заменит эту систему. «Всяк сверчок знай свой шесток».

Вот эти три описанных аспекта взаимодействия в паре «материя – сознание» надлежит иметь в виду, когда чуть позже мы приступим к рассмотрению отношения в паре «источник – физическое поле».

Пока же уместно будет заметить, что чётким критерием взаимодействия субъективной и объективной сфер является опосредующая функция специального мыслящего органа – мозга (что было отмечено при рассмотрении природы общественных отношений). Непосредственно друг на друга идеальное и материальное влиять не в состоянии. Так, ни звуковая команда, ни световой сигнал, ни специальный тактильный контакт не произведут на субъекта ровным счётом никакого впечатления, если не пройдут через его мозг. Конечно, мощная внешняя сила может стереть его в порошок, но это уже воздействие на тело, никакого отношения к субъективной сфере конкретного человека не имеющее.

И наоборот, идеальные побуждения субъекта не вызовут и малейших изменений в окружающей его среде, пока через мозг они не трансформируются в материальный по своей природе импульс, который приведёт в движение нервную систему, что выразится в осмысленном слове, целенаправленном движении руки, или объективируется каким либо иным образом…

Так, учеными НИЦ “Курчатовский институт” создан прототип автоматической коляски для инвалидов, управляемой сигналами мозга и взглядом. Регулирующее устройство коляски выполнено следующим образом: перед сидящим в ней расположен экран, на который выводятся команды. Для активации того или иного приказа нужно просто посмотреть на нужную строку. Для направления в компьютер биотоков мозга на человека надевается специальный шлем с электродами. Только так (через мозг) устройство приводится в движение.

 

  • Физическое поле как форма материи

Сейчас перейдём к анализу такого явления, как физическое поле, поскольку такой необычный вид объективной реальности существует, а значит, неизбежно встанет вопрос о том, порождена ли он объектом, является ли он его признаком.

Следует сразу же отметить, что общепризнанного определения физического поля не выработано. В среде физиков по этой проблеме полный разброд и шатания. Единая теория физического поля отсутствует. Потому следует начать с внешнего описания данного явления. Ведь прологом его исследования было живое созерцание  и опыты М. Фарадея.

Понятие физического поля Фарадей ввёл для объяснения взаимодействия между электрическими зарядами на расстоянии. С помощью металлических частиц он показал расположение и наличие невидимых человеческому глазу сил, действующих в пространстве вокруг магнита (магнитных сил) и вокруг электрического заряженного тела (электрических сил). Физическим полем он назвал пространство вокруг этих тел, при помещении в которое других предметов, на них оказывалось магнитное или электрическое воздействие.

Из опытов Фарадея следовало, что между веществом, с которым люди дотоле имели дело, и полем (неведомая диковина) существует разница. Если первое ощутимо органами чувств, имеет границу собственного объёма, то второе – невидимо, лишено чёткого контура. Если вещество обладает массой, то новая среда – «невесома». Помимо этого обычные предметы не могут бесконфликтно (без повреждений, без смешивания, без диффузии) проникать друг в друга, а магнитное и электрическое поле мирно сосуществовали в одной точке пространства.

Бесспорно, была открыта новая физическая реальность. Физическая реальность, то есть, явление материального порядка, которое проявлялось в эксперименте, фиксировалось приборами, а в определённом состоянии обнаруживалось и органолептическими методами (допустим, удар электрическим током, электрофорез, УВЧ и другие медицинские процедуры). В объективной природе поля физики едины.

Из тех же экспериментов Фарадея обнаруживалась и причинно-следственная связь между полем и его источником. Как в вышеописанном опыте, так и в других, он использовал магнит, индуктивную катушку и т.д. для получения электрического тока, электрических зарядов. Именно электрические заряды рождали электромагнитные поля.

Носителями электрического заряда являются электрически заряженные элементарные частицы. Наименьшей по массе устойчивой в свободном состоянии частицей, имеющей один отрицательный элементарный электрический заряд, является электрон  (его масса равна 9,10938356(11)·10−31кг). Наименьшая по массе устойчивая в свободном состоянии античастица с положительным элементарным зарядом — позитрон, имеющая такую же массу, как и электрон. Также существует устойчивая частица с одним положительным элементарным зарядом — протон (масса равна 1,672 621 898(21)·10−27кг).

Значит, между носителями электрического заряда и электромагнитным полем, исходно, отношения аргумента и функции, причины и следствия (нет заряда – нет поля). Электрический заряд – первичен, поле – вторично. В самых различных материальных системах обнаруживается, что именно вещество рождает поле. И нигде не находится подтверждений того, чтобы поле изначально было демиургом вещества. В виду того, что ранее было уделено немалое место фотону, есть резон показать его место в полевой реальности при освещении явления солнечной радиации (излучения), так как это главный источник энергии физико-географических процессов, происходящих на земной поверхности и в атмосфере Земли.

Электромагнитное излучение – основная составляющая солнечной радиации распространяется со скоростью света и проникает в земную атмосферу. До земной поверхности солнечная радиация доходит в виде прямых и рассеянных лучей. Спектральный диапазон электромагнитного излучения Солнца очень широк — от радиоволн до рентгеновских лучей. Например, радиоволны – это электромагнитные волны (частоты которых условно ограничены частотами ниже 3000 ГГц), распространяющиеся в пространстве без искусственного волновода. Характеристика, например, рентгеновского излучения приводилась ранее. Существует также корпускулярная часть солнечной радиации, состоящая преимущественно из протонов и, отчасти, электронов. Энергетический вклад корпускулярной составляющей солнечной радиации в её общую интенсивность невелик по сравнению с электромагнитной.

Подытоживая данное отступление, следует подчеркнуть, что ещё в 1935 году астрофизик Ханс Бете выдвинул гипотезу, согласно которой источником солнечной энергии может быть термоядерная реакция превращения атомов водорода в гелий. За разработку своей гипотезы и превращение её в общепризнанный факт он получил Нобелевскую премию в 1967 году, так как было доказано, что в нашей звезде водород действительно превращается в гелий (протон-протонный цикл). Иначе говоря, электромагнитная составляющая самопроизвольно не возникает и является производной от протон-протонных реакций (являющихся объектами), в результате которых излучаются фотоны. То есть (по аналогии с системой «высокоорганизованная материя – сознание»), солнечное излучение – это свойство и следствие происходящих протон-протонных реакций. К самостоятельному функционированию, самовоспроизводству, образованию циклов, постоянно действующих систем данная электромагнитная составляющая не способна. Поток частиц постоянно и безвозвратно аннигилируется космической средой. Обратного воздействия на Солнце этот поток не оказывает.

Если мы сравним Солнце и его электромагнитную составляющую с кипящей водой и паром, то увидим существенную разницу. Пар – это не только свойство кипящей воды, но и иное агрегатное состояние воды. Тот же самый пар при некоторых условиях способен вновь превратиться в воду. Электромагнитная составляющая – пример безвозвратного одностороннего движения. Она оказывает влияние на некоторые процессы (сопровождающиеся её аннигиляцией), допустим, на Земле, как будет показано ниже, но к воспроизводству не способна (в целях лаконичности изложения многие примеры вынесены в приложение № 1).

В конечном итоге  судьба физического поля зависит от судьбы источника. В этой связи поговорим о так называемом реликтовом излучении. Согласно теории Большого взрыва, ранняя Наша вселенная представляла собой горячую плазму, состоящую из электронов, барионов, которые постоянно излучали, поглощали и вновь переизлучали фотоны. По мере расширения Нашей вселенной и рассеяния вещества, свободного пространства между частицами стало больше, фотоны стали свободно перемещаться в пространстве, практически не взаимодействуя с веществом. Сегодня это остаточное (латинское relictum – остаток) от Большого взрыва (непосредственно – от электронов и барионов) явление практического влияния на эволюцию космических процессов не оказывает.

Хотя между полем и объектом возможно и обратное воздействие (допустим, физиопроцедуры на организм человека), но оно носит подчинённый (служебный, функциональный) характер. Самостоятельностью ни одно поле не обладает, его действие временно и локально, поскольку зависит от масштабов и периодичности энергетической подпитки внешним источником.

Чтобы не быть голословными, обратимся к работе простейшего синхрофазотрона – ускорителя элементарных частиц (протонов, в частности). Синхрофазотрон состоит из немагнитной закольцованной трубы с вакуумом внутри, а также мощных электромагнитов. Поочередно магниты включаются, направляя заряженные частицы внутри вакуумной трубы. Когда они с помощью ускорителей достигают максимальной скорости, их направляют в специальную мишень. Протоны в неё ударяются, разбивают саму мишень и разбиваются при этом сами. Осколки разлетаются в разные стороны и оставляют следы в пузырьковой камере. По этим следам группа ученых анализирует их природу. В современных установках (типа Большого адронного коллайдера) применяются более современные детекторы вместо пузырьковой камеры, которые дают больше информации об осколках протонов. Из изложенного видно, что поле может влиять на элементарные частицы, которые считаются веществом, разгоняя их. Однако данное воздействие и служебное (не самопроизвольное, созданное людьми для испытательный целей), и вторичное – действует до тех пор, пока работает синхрофазотрон.

Изложенные выводы верны и для таких явлений как электрическое и магнитное поле Земли, атмосферное электричество и некоторых других (смотрите приложение № 1).

Таким образом, если оставлять в стороне вопрос о природе собственно самого физического поля, следует, что данное явление – результат действия  элементарных частиц и зарядов, его порождающих. В свою очередь электрон, позитрон, протон, фотон подпадают под определение объекта. В результате физическое поле «укладывается» в онтологическую дефиницию материи. Некоторые определения поля (как специальный и проблемный вопрос) приведены в приложении № 2.

Можно было бы, и ограничиться констатацией данного обстоятельства. Однако, природа поля нам интересна с той точки зрения, что обоснование фотона как объекта возможно не только если идти от самой этой частицы, но и от полевой среды. И прежде всего от того признака, который свидетельствует, что фотону свойственны проявления корпускулярно-волнового дуализма. С одной стороны фотоны демонстрирует свойства волны в явлениях дифракции и интерференции при масштабах, сравнимых с длиной волны фотона. С другой стороны фотон ведёт себя как частица, которая излучается или поглощается целиком объектами, размеры которых много меньше длины его волны (например, атомными ядрами) или считаются точечными и имеющими массу покоя (электрон, протон). Эти обстоятельства отмечают все исследователи, работающие в данной сфере.

Но, позвольте, видели ли данные учёные фотон хотя бы раз? Нет! Они даже электрон не видели. Современная видеотехника пока позволяет фиксировать лишь некоторые атомы. Как же тогда физики реконструируют “внешний вид” элементарных частиц? По измерениям их параметров и скоростей благодаря некоторым эффектам в космическом пространстве (допустим, затмение Солнца некоторыми телами позволяют измерить скорость света), а также по следам в среде той же пузырьковой камеры или на фотоэлементах и т.д. Вот потому-то мы и позволили себе сказать (в предыдущем абзаце), что «фотону свойственны проявления корпускулярно-волнового дуализма», хотя сами естествоиспытатели говорят, что самому фотону свойствен корпускулярно-волновой дуализм. Думается, что разница между двумя этими словосочетаниями очевидна. Если нет, то позволим себе дать дополнительные пояснения.

Вот несколько определений из школьных и вузовских учебников такому феномену как волна. “Волна – изменение состояния среды (возмущение), распространяющееся в этой среде и переносящее с собой энергию”. “Волна – процесс распространения колебаний в упругой среде”. “Волна – это явление распространения в пространстве с течением времени возмущения физической величины”. То есть, волна – это следствие чего-то. Фактор остаётся за пределами данного описания. Между тем, источники волн, как это было показано выше, при анализе, допустим, реликтового излучения, или как будет показано ниже, по своим параметрам и месту возбуждения не совпадают с самой волной.

Так, волна на глади реки, вызываемая гребком, порой достигает десятков метров, несмотря на то, что длина лопасти весла – менее метра.

В 1946 году США произвели в морской лагуне глубиной 60 метров подводный атомный взрыв с тротиловым эквивалентом 20 тысяч тонн (при длине фугаса, по некоторым оценкам, три-четыре метра). Возникшая при этом волна на расстоянии 300 метров от взрыва поднялась на высоту более 28 метров, а на удалении семи километров от эпицентра достигала двух метров.

9 июля 1958 года в результате землетрясения на Аляске в бухте Литуйя возник оползень. Масса льда и земных пород обрушилась с высоты 1100 м. Образовалась волна, достигшая на противоположном берегу бухты высоты более 524 метров.

Сила крика русской теннисистки Марии Шараповой (что вообще свойственно русским женщинам) во время удара ракеткой по мячу превышает 101 дБ, что сопоставимо с полицейской сиреной. Значит Шарапову, при росте 188 сантиметров и весе 65 килограммов, могут услышать более чем за километр (звуковая волна).

Следовательно, фактор, вызывающий волну, и возмущение среды по размерам разительно отличаются друг от друга. О чём это говорит? Да о том, что физики до сих пор смешивают сам фотон с вызываемым им возмущением среды. Это, во-первых. То есть, никакого корпускулярно-волнового дуализма фотона нет. Это точечноподобная частица, которая вызывает типичное волновое возмущение среды.

Во-вторых, это частица, имеющая массу (в том числе покоя). Но, действительно, с точки зрения нашего восприятия, это элементарная «крупица» с чрезвычайно малой массой, если её можно поймать с помощью микрощели за распространяемые ею волны, как за усы.

В-третьих, безмассовая (термин вообще-то можно применять только условно – с учётом несовершенства экспериментального оборудования, которым в настоящий период располагают учёные) частица не в состоянии вызывать возмущение материальной среды. То, что дело обстоит именно таким образом, убеждают не только ранее описанные случаи с отклонениями светового луча, но и другие опыты. Так, исследователям университета в Рочестере Джону и Райан Камачо с помощью пластины, имеющей микровырезы, и камеры, заполненной парами цезия с температурой около 100ОС, удалось снизить скорость движения фотона примерно на 1%, «задержав» его 100 наносекунд (публикация в «Science Daily» от 19 января 2007 года).

Так что, не за горами время, когда и фотон «схватят за хвост, взвесят и посчитают», и будет он служить людям как гирька у часов-ходиков. Вот тогда некоторые горе-физики, «списанные на берег» за негодностью, станут сетовать, подобно Эйнштейну с его Лямбда-членом: «С тех пор как мы ввели этот параметр фотона, то никак не могли поверить, что такая уродливая штука может оказаться воплощенной в природе».

Таким образом, все признаки, составляющие онтологическое определение материи, обоснованы данными теоретического и фактического порядка.

 

  • Некоторые следствия из онтологического определения материи

       1.6.1. Об отдельных философских категориях

В философских источниках (классических, исторических, академических, научно-популярных) существует настоящий, извините за выражение, бедлам в связи с субординацией и соотношением основополагающих философских категорий. Прежде всего, таких, как материя, бытие, сущее. На наш взгляд, разрешение этой проблемы имеет не схоластическое, а важное мировоззренческое и практическое значение. И должно отражать действительную феноменологию объективного мира.

В философской литературе читатель найдёт как утверждения о том, что сущее – предельно широкое понятие, а бытие и материя – его составные части, так и наоборот – сущее и материя часть бытия. Нередко бытие и сущее истолковываются как синонимы. Имеют место и промежуточные вариации интерпретации данных терминов.

Если приступать к разрешению данной проблемы исходя из теории познания и, соответственно, из гносеологического определения материи, то при таком подходе множественность трактовок одних и тех же явлений ещё как-то объяснима. Однако, если имеет место онтологический подход, то различие воззрений здесь неприемлемо, поскольку предметом рассмотрения являются одни и те же явления действительности, но объяснения и характеристики преподносятся несходные, а подчас и несовместимые.

С учётом такого вступления позволим себе ещё раз привести онтологическое определение материи. “Материя – философская категория для обозначения объективной реальности, то есть бесчисленной совокупности объектов со всеми их свойствами”. На наш взгляд, это предельно широкое понятие, так как невозможно назвать какое-либо предмет, процесс или явление, которое им бы не охватывалось. Одновременно это и адекватная трактовка того, чем является объективная реальность. Ибо если вообразить, что материального мира не стало, то не остаётся вообще ничего. В то же время субъективная реальность при таком подходе (объективная реальность – основа всего) выступает как одно из свойств объективной реальности, как внутренний момент её.

При такой диспозиции всё встаёт на свои места и исчезает всякая путаница и ошибочное дублирование.

Сначала о бытии. Бытие – философская категория для обозначения наличной объективной реальности, то есть бесчисленной совокупности объектов со всеми их материальными свойствами (явлениями, процессами).

Иначе говоря, это объективная реальность со всеми материальными свойствами за вычетом субъективной реальности.

Частный критерий (помимо общепринятых) различия между объективными и субъективными признаками приводился ранее: для выявления первых не требуется опосредствующая роль мозга мыслящего существа. Следовательно, человек, без присущего ему сознания – также объект. У него, например, имеется тепловое поле, которое без труда обнаружит комар. Мысли же человека данное насекомое ни при каких обстоятельствах не найдёт.

При этом фиксируется наличный характер данной реальности. Значит, то, что имеет место только в настоящее время. То, что длится и происходит непосредственно сейчас. То, что присутствует непосредственно, в сей момент. Прошлое и будущее в расчёт не берутся. Исходя из изложенного, было бы странным, если бы бытие фигурировало в качестве предельно широкого понятия.

Настал черёд сущего. Сущее – философская категория для обозначения наличной объективной реальности, то есть бесчисленной совокупности объектов со всеми свойствами (процессами, явлениями) материального и субъективного порядка.

При этом фиксируется наличный характер лишь объективной реальности. Что касается субъективной реальности, то она, естественно, включает в себя не только переживаемое мыслящими существами в настоящее время, но и их представления о прошлом и будущем, их намерения относительно будущего. Иначе говоря, сущее – совокупность наличного материального мира и всего содержания субъективного мира.

Отличие материи (и её денотатов в обоих обозначенных мирах) от сущего и бытия в том, что объективная реальность во всей её полноте, помимо прочего, обладает ещё и нереализованным потенциалом. Последнего нет в бытии, а в сущем оно присутствует лишь отчасти. Ибо потенциал материи практически и теоретически неисчерпаем, а представления о её возможностях и способности его использования у разумных существ носят, конечно, не ничтожный, но частичный характер. Совокупность всех возможностей объективного мира будет раскрываться всё более полно, по мере его познания и преобразования. Однако в свёрнутом виде, в зачаточном состоянии, в досоциальных её формах потенциал материи имеет место и сейчас. Реализовать эту «проекцию в будущее» – задача мыслящих существ (более подробно об этом – в последующих главах).

Под мыслящими существами подразумеваются индивиды, для которых характерен общественный образ жизни и интеллектуально-преобразующий способ существования. К ним относятся собственно человеческое общество, а также следующая, более высокая ступень развития материи – креативное общество (про это более обстоятельно – также в дальнейшем).

О природе. В философии общепринятого понятия “природа” не выработано. В быту слово «природа» чаще всего употребляется в значении естественная среда обитания или всё, что создано не человеком. Мы, применительно к тематике настоящей работы, под природой также разумеем совокупность досоциальных форм материи – физическую, химическую, биологическую, а также субфизические образования (о формах материи более подробно – в последующих главах). Подобная классификация основана не просто на противопоставлении природы обществу. Объединение досоциальных форм под общим термином “природа” правомерно также потому, что для них свойствен стихийный способ существования (крайне затратный метод слепого перебора вариантов в поисках той передовой версии, что в силу случая оказывается на прогрессивной линии развития).

В этом заключается коренное отличие природы от социальной форма материи, которой присущ сознательный образ бытия. Отсюда ясно, что стихия, если идти по принципу противопоставления – бессознательный, непродуманный, непланируемый, непрограммируемый, неразумный, непреднамеренный, неуправляемый порядок действий. Если же исходить из позитивного определения, то стихийность проявляется в слепом, спонтанном, произвольном способе развития, при котором необходимый уклад, устойчивый порядок жизнедеятельности, прогрессивное движение пробивается через цепь случайностей. Следствием этого является крайне непродуктивные затраты по отношению к конечному результату (нахождению оптимальных моделей), большой отсев ненужных, тупиковых, регрессивных вариантов материальных образований.

Таким образом, природа – философская категория для обозначения досоциальных форм объективной реальности, которым имманентен стихийный (спонтанный) порядок возникновения и реализации потенций материи.

Совсем иное дело, когда мы, в отличие от природы, рассматриваем первую (в нашем случае – человеческую) формацию разумных существ. При ней стихийность постепенно заменяется сознательным путём восхождения, что проявляется, в частности, переходом от затратного слепого перебора вариантов к более экономичному апробированию проектов интеллектуально-трудовым методом. Ранее, до людей, природа уже “сняла сливки”, воплотив в действительность, с крайне низким коэффициентом полезного действия, лежащие на поверхности возможности материального мира. Человек же применяет несравненно более эффективные методы использования потенциала физических, химических и биологических объектов, ранее лишь отчасти актуализированного стихией. Именно «стихийные нагромождения» оказались у социума “под рукой”, когда он возник на свет. Эту естественную среду человек постепенно включает в сферу своего влияния.

Исходя из производительных возможностей людей, очевидно, что в орбиту их преобразования входит не вся природа, а только её часть – физическая, химическая и биологическая формы материи. За этими пределами находятся субфизические образования – по той причине, что они расположены за границами Нашей вселенной. Отсюда новое определение.

Артнатура – совокупность форм материи, развитие которых подчинено действию материальных сил, регулируемых человеческим обществом, вследствие чего они интегрированы в социальную форму материи.

И, наконец, вторая (постчеловеческая) формация разумного существа, при которой дополнительно будет реализовываться потенциал объективной реальности в виде субфизических форм материи, беспредельных по своей натуральной составляющей, то есть вся природа. Это и будет “креативный цикл” развития материального мира. В связи с этим возникает необходимость в очередной дефиниции.

Артфактура – совокупность форм материи, развитие которых подчинено действию материальных сил, регулируемых креативным обществом, вследствие чего они интегрированы в идеальную форму материи.

Та-а-а-ак…Успокоились…Словосочетание «идеальная форма материи» – отнюдь не оксюморон, не фигура речи, в которой автор совместил несовместимое. Это не логический парадокс, а то диалектическое противоречие, в форме которого и протекают процессы развития объективного мира. И в главе «Диалектика развития вселенной» мы всесторонне обоснуем данный феномен.

Конституирование философских категорий, о которых шла речь выше, необходимо для исследования в дальнейшем проблемы продуцирования объективной реальностью новых своих форм, а также создания из них ещё более крупных и имеющих большую относительную самостоятельность структур – блоков материи. При этом возникновение некоторых новых форм будет знаменовать и начало новых циклов прогресса (более обстоятельно и доказательно об этом – в главе “Формы материи”).

 

1.6.2. О рациональности идеи субстанции

Внимательный читатель бесспорно заметил, что обоснование понятия “объект” позволило построить своеобразную модель его денотата. И это действительно так, поскольку в том процессе были взяты типичные признаки, которые имеет любой материальный предмет. Думается, что эта методология реконструкции “виртуальной” модели объекта способна оказаться весьма плодотворной и при воображаемом построении образа “кирпичика”, являющегося основой всех вещей. Такую основу древние римляне называли субстанцией  (латинское substantia – сущность; то, что лежит в основе; образовано от древнегреческого слова сущность – οὐσία, ὑπόστᾰσις).

И  сразу же в этой части рассуждений автор предвидит, как его, словно на спиритическом сеансе, прерывает, явившийся из небытия, метафизический дух британского философа Бертрана Рассела (родился в 1872 году, умер в 1970 году): «Субстанция», если принимать ее всерьез, вызывает непреодолимые трудности. Предполагается, что субстанция – это носитель свойств, нечто отличное от всех своих свойств. Но когда мы отбросим свойства и попробуем вообразить субстанцию саму по себе, мы убеждаемся, что от нее ничего не осталось…»

Сама постановка проблемы Расселом вызывает вопрос: отбросить от чего? В самой аргументации Рассела содержится противоречие, из которого видно, что свойства производны от чего-то. Ведь натурального яблочного запаха, натурального яблочного вкуса не рождается без яблочной плоти, без собственно яблока. Ибо, из абсолютной полной материальной пустоты ничто другое (материальное) и появиться не может. Доказательного и проверяемого исключения из этого постулата человечество не знает. Ни один мыслитель не предъявил доказательства: «Вот «ничто». Смотрите, трогайте, обоняйте…» В эпоху античности так и говорили: «Из ничего ничто не возникает» (латинское ex nihilo nihil fit). И Аристотель тоже заявлял, что пустота возможна лишь как понятие в сознании человека, поскольку природа не терпит пустоты (переиначенное древнегреческое на латыни – natura abhorret a vacuo). Но даже «ничто», обитающее лишь в качестве понятия в мозгу некоего индивида, требует, как ни странно, двух условий: первое, чтобы этот мозг был не совсем пустой; второе, чтобы этот мозг был в наличии.

Изъясняясь по-другому, «абсолютная пустота» – категория, спекулятивная по своей сути и не имеющая аналога в бытии. В сущем, в той его части, что зовётся субъективной реальностью, «ничто» вполне может присутствовать – также, как образы Бабы-яги, Кощея Бессмертного или Ёкарного Бабая. Вот только в бытии вы их никогда не обнаружите, как это не произошло нигде до сих пор.

Нельзя не отметить, что Рассел в своих заблуждениях не одинок. Ранее мы упоминали материалистов-метафизиков, эпигонов марксизма, которые, не умея творчески развить это великое учение, дошли до того, что человеческие отношения разделили на материальные и духовные, сами толком не понимая, что это такое. Вновь возьмите их труды, но теперь прочтите разделы о свойствах материи. И вы убедитесь, что они, называя такие свойства объективной реальности как, допустим, несотворимость и неуничтожимость, системность, не в состоянии указать их источники и что является их носителем. То есть, эти мыслители говорят о материальных свойствах, но они у них возникают из ниоткуда, “висят в вакууме”, существуют сами по себе. Чего в материальном мире не бывает.

И обратите внимание, как творчески, в противовес догматическим приёмам, подошёл Ф. Энгельс к проблеме генезиса форм движения материи. Он искал то субстратное начало, которое определяет данный процесс. Согласно его методу материальным носителем механической формы движения выступает масса, физической – молекула, химической – атом, биологической – белок. Конечно, с точки зрения конкретики (с учётом современных научных сведений об устройстве мира) данные, которыми оперировал Энгельс, на сегодня устарели. Однако сам его методологический подход оказался верным: его схемой диалектики форм материи философы пользуются поныне.

В связи с этим представим себе, что перед нами поставлена задача: определить, что такое вода. И мы ограничиваемся констатацией следующего: вода при нормальных условиях представляет собой прозрачную жидкость, не имеющую цвета (при малой толщине слоя), запаха и вкуса.

С точки зрения описательной, сугубо бытовой – всё верно. Вода как явление описана. С точки зрения научной – извращение существа проблемы, ибо за пределами исследования остался тот субстрат, что рождает и саму воду, и её признаки. То есть, сущность предмета, его внутренняя сторона не установлена. Ведь лёд определённого состава – тоже вода (в ином агрегатном состоянии), хотя к жидкости его никак не отнесёшь. Да и свойства, указанные выше (прозрачная жидкость, не имеющая цвета, запаха и вкуса), определяются сугубо субъективным образом. Потому добросовестный химик непременно начал бы со следующего и главного: вода (оксид водорода) – бинарное неорганическое соединение с химической формулой H₂O; молекула воды состоит из двух атомов водорода и одного – кислорода, которые соединены между собой ковалентной связью. Более того, беспристрастный химик непременно дополнил бы, что вода в твёрдом состоянии называется льдом (кристаллы льда могут образовывать снег и иней), а в газообразном – водяным паром; она также может существовать в виде жидких кристаллов (на гидрофильных поверхностях).

Отчего же о столь разных агрегатных состояниях вещества (жидкость, лёд, пар, кристаллы) мы говорим как об одном и том же – о воде? Да исключительно потому, что в основе перечисленных модификаций лежит H₂O – молекула воды, материальный носитель данного вещества.

Разумеется, в хронологическом аспекте изначально люди сделали вывод о том, что определённого вида жидкость, лёд, пар, кристаллы – всё это вода – из непосредственного созерцания метаморфозов этого вещества, из житейского опыта, и лишь гораздо позднее – из химических экспериментов. Но это не отменяет того положения, что в естественной среде образует воду конкретная молекула, а, кроме того, человек её вообще способен синтезировать, соединив атомы водорода и кислорода в пропорции два к одному. Такова сила научного знания, владеющего сущностной, глубинной информацией о материальном носителе объекта.

Но, даже принимая эти доводы и предложенную Энгельсом методологию снятия проблемы, у многих может возникнуть вопрос: почему модель собственно объекта, если это был удачный опыт, нельзя трансформировать в модель субстанции? Отвечаем. Да по той простой причине, что денотат (реальный прообраз) понятия “объект” в действительном мире существует и сегодня – это бесчисленная совокупность относительно самостоятельных материальных предметов, вещей и порождаемых ими явлений и процессов.

Субстанции же, понимаемой в качестве предтечи всякого объекта, в качестве самостоятельного дискретного «первокирпичика», в качестве предшественника любого материального образования, и как того “откуда есть пошла материя” (пользуясь стилем летописца “Повести временных лет” Нестора), ныне в объективной реальности нет. Она включена в современные нам объекты. Даже если бы имелся оптический прибор, сила увеличения которого сама по себе позволила бы нам разглядеть эту ничтожную по размерам частицу, то одного этого условия было бы недостаточно. Поясним на примере той же молекулы воды. Если взять H₂O, прежде нужно было бы осуществить диссоциацию этой молекулы (химический уровень). Затем, на физическом уровне, последовательно следовало бы разделить: атом водорода  – на электрон и атомное ядро, ядро – на протон и нейтроны; последние – на кварки; электрон и другие фундаментальные частицы – на квазичастицы… Но если бы даже удалось пройти физический уровень организации материального мира, за ним открылся бы субфизический…А это бесконечная дорога, ведь объективная реальность не имеет ни начала, ни конца; материя неисчерпаема как вверх (в смысле бесконечности прогресса), как вдаль, так и вглубь. И субстанция скрыта за этими бесчисленными наслоениями одного материального образования над другим – подобно многоуровневости матрёшки. Это первое отличие субстанции и объекта.

Второе различие между ними. Всякий объект – реальный, но преходящий феномен, который, рано или поздно, «безвозвратно» погибает: Наша вселенная, Солнце, Наполеон I. Или же, предположим, объект может возникнуть, но не развиться до черт, свойственных зрелому состоянию (детёныш антилопы, птенец кукушки и так далее) в силу препятствий объективного порядка. Зато субстанция, ныне не существующая в качестве самостоятельного материального образования, наличествует, как элементарное составляющее, в любом самостоятельном образовании, и в этом плане она вечна. Уничтожить даже самый твёрдый минерал на Земле – алмаз – не составляет большого труда. Уничтожить субстанцию (её настоящий эквивалент, имеющийся в каждом из объектов) – невозможно.

Ф. Энгельс в «Диалектике природы» по этому поводу писал «…сколько бы миллионов солнц и земель ни возникало и ни погибало; как бы долго ни длилось время, пока в какой-нибудь солнечной системе и только на одной планете не создались условия для органической жизни; сколько бы бесчисленных органических существ ни должно было раньше возникнуть и погибнуть, прежде чем из их среды разовьются животные со способным к мышлению мозгом, находя на короткий срок пригодные для своей жизни условия, чтобы затем быть тоже истребленными без милосердия, – у нас есть уверенность, что материя во всех своих превращениях остается вечно одной и той же, что ни один из ее атрибутов никогда не может быть утрачен и что поэтому с той же самой железной необходимостью, с какой она когда-нибудь истребит на земле свой высший цвет – мыслящий дух, она должна будет его снова породить где-нибудь в другом месте и в другое время».

Ну и, наконец, недоразвитой субстанции не бывает. Её зрелость – условие возникновения над этой (вокруг этой) матрицей бесконечных наслоений последующих объектов.

Следовательно, субстанция – это тот носитель, что служит и материальным воплощением такого свойства материи как её несотворимость и неуничтожимость; и частица, что обеспечивает непрерывную (вечную) преемственность между конечными и смертными объектами. Именно так разрешается проблема конечного и бесконечного, дискретного и непрерывного в мировом процессе развития.

Если бы такого материального образования не было, если бы любой субстрат был уничтожим, то о вечности материи, а равно и других её признаках не приходилось бы и говорить. Значит, несотворимость и неуничтожимость субстанции – это и условие вечности материи, и условие стабильности и материального единства мира. Если бы этого не было, то в мироздании царил бы хаос: сегодня в основании бытия одна частица – и мир один; завтра другая – и мир другой, послезавтра третья – и мир снова перевернулся.

Однако мы видим, что материальная действительность не такова. Будучи подвержена постоянным изменениям, она обладает устойчивостью благодаря тому, что сохраняет неизменной свою сущностную основу (как H₂O в различных агрегатных состояниях воды). Так, миллиарды лет существует Наша вселенная, галактики и иные звёздные системы, планеты и т.д. Данные системы,  а равно и объекты, составляющие их, развиваясь и обосабливаясь, приобретают качества, присущие только им. Но, в то же время, они сохраняют взаимосвязь между собой, составляют системное единство друг с другом, вписываются в более общую и ёмкую структуру. Значит, материальное единство макрокосма – следствие наличия всеобщей стабильной частицы – обязательной составляющей микрокосма.

При констатации устойчивости субстанции, уже отмечалась и её способность к изменчивости. Меру между этими двумя состояниями универсального материального носителя (стабильность и метаморфоз) как лакмусовая бумага отражает сама объективная реальность: пребывая в состоянии перманентной эволюции, мир сохраняет глубинную основу.

Образнее всего неуничтожимость и постоянство этой частицы при одновременной способности к превращениям на чувственном, обыденном уровне показана в детском мультфильме «Ну, погоди!», когда Волк молотит кувалдой по вазе, а та после каждого удара последовательно принимает вид то кубка, то чайника, то самовара и, наконец, опять вазы. Но несгибаемо противостоит исчезновению напрочь.

Каким же образом компонуются в органическом единстве в субстанции “консервативное и реформаторское” начала? Данная частица – прежде всего субстрат, представляющий собой слитность телесности и массы, имеющий некоторый объём. Посему субстанция состоит из ядра и оболочки. Именно ядро обуславливает фундаментальность данного образования, так как обладает ограниченной пластичностью, которая выражается в способности незначительно менять, вследствие собственного движения, свои параметры и конфигурацию (внутренняя структура). Внешняя сторона частицы более податлива и вариативна. Благодаря этому возрастает гибкость и приспосабливаемость субстанции к среде, возникает взаимодействие с иными однотипными материальными образованиями, созданию с ними различных комбинаций – субстанция приобретает различные свои модификации. Так объективным способом формируется и углубляется способность к качественным превращениям. Прогрессивные комбинации закрепляются и воспроизводятся в более совершенных формах. Эту способность субстанции к трансформациям (при сохранении основы) мы называем формогенезом.

Из описания структуры субстанции вытекает, что ей также присущи движение, протяжённость (пространство) и, само собой, длительность существования (время). Тотчас бросается в глаза особенность данных качеств: они, в конечном итоге, будучи обусловлены субстратом (без которого банально нечему будет двигаться, существовать, проявлять свою размерность), преимущественно выражают внешнюю сторону субстанции (оболочку). А вот такое свойство, как несотворимость и неуничтожимость, естественно, в большей мере выражает ядро субстанции. Именно это своеобразие и обусловливает различие между внутренними (субстратными) и внешними (атрибутивными) сторонами субстанции. Потому в субстратных свойства превалирует выражение постоянства, исконности “вечночастицы”, а во внешних признаках преобладающим образом проявляется специфика оболочки. Хотя и те, и другие связаны непосредственно с субстанцией. В связи с этим (в следующей главе) классификация так называемых универсальных (всеобщих) свойств материи будет построена как раз на указанном сходстве (в одном отношении) и различии (в другом).

Описанная мысленная реконструкция – отнюдь не произвольные измышления и буйные фантазии автора. Она также (как и в случае с воссозданием образа типичного объекта) осуществлена посредством заимствования и обобщения признаков, присущих материальным прототипам (предметам, вещам процессам). Для более обстоятельного доказательства этого, а также для иллюстрации того, как увязываются в единстве изменчивость и стабильность в природе, приведём некоторые примеры объективного порядка.

Для проверки достоверности нашего моделирования, поскольку оно основано на заимствовании алгоритма из объективной реальности, рассмотрим устройство атома водорода. Согласно современным воззрениям учёных атом водорода – физико-химическая система, состоящая из атомного ядра, несущего элементарный положительный электрический заряд, и электрона, несущего элементарный отрицательный электрический заряд. Электрон, вращаясь по определённым орбитам, образует тонкий концентрический шаровой слой вокруг атомного ядра, образуя электронную оболочку атома. То есть, ядро – внутренняя часть атома, электрон же образует его оболочку.

Вот как происходит взаимодействие в веществах. Атом водорода исследователи характеризуют как связанную систему, состоящую из положительно заряженного ядра – протона и отрицательного заряженного электрона. В состав атомного ядра помимо протона может входить один или несколько нейтронов, образуя изотопы водорода. Это самый простой по своему строению и самый распространенный в природе химический элемент. По некоторым научным данным, на его долю приходится до 76 процентов космической массы в Нашей вселенной. И это не случайно: развитие происходит от простого к сложному. Простое составляет фундамент сложного.

Теперь посмотрим, что произойдёт, если система водорода изменится чисто количественно: увеличим его ядро на один протон, а оболочку – на один электрон. В результате этого процесса водород превратится в другой элемент – гелий. Ядро атома гелия всегда состоит из двух протонов, вокруг которого вращаются два электрона. Обычно в состав ядра гелия также включены два нейтрона, изменение числа последних рождает вариации гелия – изотопы. В результате гелий, как более сложный, занимает второе место по распространённости в Нашей вселенной; по некоторым оценкам – до 23 процентов (по массе).

По вышеописанному алгоритму происходит возникновение всех последующих химических элементов: параллельно с наращиванием протонно-электронной массы изменяются их свойства и «облик» (качество). Количественные изменения переходят в качественные.

Важно отметить, что в основе таких превращений лежат так называемые протонно-протонные реакции. В этих реакциях именно протоны играют ключевую роль, оставаясь неизменными на стадии образования атомов, в отличие от остальных нестабильных (возникающих и исчезающих) элементов – дейтронов, нейтронов, электронов, позитронов, нейтрино, гамма-квантов, альфа-частиц.

По окончании таких реакций (первичный нуклеосинтез) в первые несколько минут после Большого взрыва практически и образовался весь водород, а также гелий. В современной нам Нашей вселенной почти весь новый гелий образуется из водорода в результате термоядерного синтеза в недрах звёзд.

Не менее показательным в плане преемственности является процесс внутриутробного развития эмбриона человека, во время которого в сжатом виде воспроизводится эволюция живого на Земле (так называемая рекапитуляция – повторение). Иначе говоря, в первые три-четыре месяца созревания зародыша, а затем плода в утробе матери, его индивидуальное развитие (онтогенез) представляет собой краткое повторение развития не только вида (филогенез), но и всего живого на нашей планете. Так, в месячном возрасте зародыш человека похож на эмбрион рыбы, позднее – рептилии, потом – птицы, затем – млекопитающих, и наконец – человека.

Опираясь на это обстоятельство, немецкие биологи Фриц Мюллер и Эрнст Геккель сформулировали в XIX веке биогенетический закон: «Индивидуальное развитие каждой особи есть краткое и быстрое повторение исторического развития вида, к которому эта особь относится».

Описанный способ зарождения и формирования, в том числе, и человеческого детёныша (наряду с сугубо человеческими особенностями формирования плода на пятом – девятом месяцах беременности женщины и последующим воспитанием) позволяет ребёнку появиться на свет наилучшим образом приспособленным к его среде обитания. Конечно, вместе с положительными и необходимыми признаками младенец получает от своих далёких животных предков «в нагрузку» и некоторые (считается) бесполезные и даже вредные атавизмы (великий русский биолог И. Мечников насчитывал у человека 78 рудиментарных органов). Но…тут уж «на войне как на войне». О таких неизбежных издержках и «затратном» способе развития природы, в дополнение к вышеизложенному, будет изложено в следующих главах. В связи с этим логично даже утверждать, что теория Ч. Дарвина о происхождении видов путём естественного отбора – частный случай более общего уклада, свойственного объективному миру.

Подобная особенность эволюции материальных образований, выражающаяся в сохранении и накоплении прогрессивных изменений, наряду с некоторыми случайными “вкраплениями” пережитков (которые поэт В. Маяковский именовал “родимыми пятнами капитализма”), типична не только для атомов, молекул, биологических видов, но и в целом для материи. Эта особенность носит всеобъемлющий масштаб. Так, непреходящие ценности переходят в модифицированном виде из предшествующих социально-экономических формаций в последующие. Более того, их диапазон и значение постоянно возрастают. Они системно стимулируют общественный прогресс. Примеры: техническое изобретение – колесо; общественная закономерность и правовое установление – поощрение за труд в зависимости от его количества и качества.

Теперь, в дополнение к только что изложенным доказательствам, необходимо вспомнить о ранее изложенных обширных фактических данных, использованных при теоретическом построении модели объекта. Их также резонно положить в основание схемы субстанции, поскольку и она, и идеальная конструкция объекта строились на основе абстрагирования типичных свойств, присущих всякому предмету, любой вещи.

Подводя итог экскурсу от основного вопроса, делаем обоснованный вывод, что мысленное наделение субстанции вышеописанным устройством и потенциалом (по аналогии с физико-химическими реакциями, протонными видоизменениями или рекапитуляцией), правомерно. Хотя, если все вещи расставить по своим местам, правильнее будет сказать, что это протону и иным явлениям, как «праправнукам» субстанции, в модифицированном виде «генетически» передались и такой “генотип”, и такие способности.

С тем мы и приступаем к написанию следующей главы.

 

  1. УНИВЕРСАЛЬНЫЕ СВОЙСТВА МАТЕРИИ

 

Какой бы объект ни был принят к рассмотрению, мы тотчас обнаруживаем, что любому из них присущи так называемые свойства, вытекающие из его субстратности. Именно через них объект проявляет себя. Именно благодаря им мы и познаём объект, то есть что представляют собой его внутренняя (субстрат) и внешняя (оболочка) стороны.  Например, выше, когда мы вели речь о фотоне, мы описывали как раз его различные свойства, а через них (в виду крайне малых размеров и малой изученности) – что он представляет сам по себе. То же самое касается и чёрной дыры.

Но что же такое сами свойства с точки зрения философии?

Свойство (греческое idion; латинское proprium) по мнению античных философов – то, что присуще какому-либо предмету и характеризует его само по себе, а не говорит о его отношении с другими предметами.

Вот современная интерпретация данного понятия. Свойство – философская категория, выражающая такую сторону предмета, которая обусловливает его различие или общность с другими предметами и обнаруживается в его отношении к ним. Свойство – атрибут предмета, то есть его неотъемлемая и отличительная черта, особенность, характерный признак, сторона проявления какого-либо его качества.

Однако, следует помнить, что в данной главе рассматриваются не любые свойства материи, которых неисчислимое множество, а именно универсальные. В процессе развития материального мира могут появляться объекты, явления, черты, природа которых преходяща. Так, в раннем или среднем миоцене (эпоха началась 23 миллиона лет назад и закончилась около 5 миллионов лет назад) в Африке появились саблезубые кошки.  Около десяти тысяч лет назад в Северной Америке вымерли их последние потомки – гомотерии и смилодоны. Данная ветвь развития оказалась тупиковой.

В девяностые годы двадцатого столетия нашей эры в России, после распада Советского Союза, возникла новая деклассированная (тяготевшая к мелкобуржуазной) генерация – “малиновые пиджаки”. В основном они занимались спекуляцией, рэкетом, незаконным переделом собственности. В данную социальную страту входили отдельные частные предприниматели, бывшие спортсмены (стрелки, борцы, боксёры), криминальные и полукриминальные элементы, которые помимо пиджаков также носили крупнозвенные золотые цепочки. “Малиновые пиджаки” исчезли в самом начале двадцать первого века нашей эры, так как не выдержали экономической конкуренции, а также жёсткой внутривидовой борьбы. Никакого позитивного наследия они не оставили. Ветвь оказалась тупиковой.

И саблезубые кошки, и “малиновые пиджаки” – выражение некоторых несущественных потенций и неперспективных признаков объективной реальности, которые не несли в себе некие непреходящие ценности. Зато, в противоположность им, материя несёт в себе иные – вечные, никогда не исчезающие и постоянно воспроизводимые в новых формах черты, воплощающиеся в самых разнообразных объектах, находящихся на генеральной линии развития. Поэтому такие свойства материи окрестили универсальными (всеобщими), поскольку они присущи любому объекту вне зависимости от стадии развития объективной реальности.

Ныне к таковым традиционно относят, например, несотворимость и неуничтожимость, отражение. В порядке дискуссии также называют универсальными признаками материи энергию, развитие, активность, информативность, а также уникальность, системность и детерминированность всех явлений (перечень до сих пор не закрыт).

Кроме того, помимо универсальных свойств философы выделяют так называемые атрибуты материи. Под ними они также разумеют существенные, неотъемлемые её свойства, формы её бытия, способ её существования. К таковым относят: движение, пространство и время (перечень закрыт). Например, Ф. Энгельс (Из подготовительных работ к “Анти-Дюрингу”) так и пишет: «Движение есть способ существования материи». Поскольку ко всем без исключения объектам применимы пространственные и временные характеристики, поскольку все они движутся, постольку справедливо делается вывод о том, что и эти признаки – тоже всеобщие свойства материи.

Однако, бдительный читатель тотчас подметит, что и универсальные свойства материи, и её атрибуты в равной мере характеризуются как существенные и неотъемлемые признаки объективной реальности. Откуда же возникло различие в их классификации? Чем оно объясняется? Обоснованно ли оно? Ответа на данные резонные вопросы в современной философской литературе вы не отыщете.

Нами же в предыдущей главе было дано разъяснение по данной проблеме: суть различий между ними в том, что первые – внутренние (субстратные), а вторые – внешние стороны субстанции, или, по-другому выражаясь, внутренние и внешние стороны любого объекта.

Между тем, вездесущность явления (воспроизводится в модифицированном виде во всех формах материи и во всех объектах) – это лишь одно – необходимое, но недостаточное условие для зачисления свойства в ранг универсального свойства материи. Правомерным сие будет лишь тогда, когда признак будем отвечать ещё двум условиям: он выводится непосредственно из субстанции; не вытекает (не дублирует) из других универсальных свойств материи. Только при наличии одновременно названных трёх одинаково необходимых условий, они становятся и достаточными для признания признака универсальным (что будет доказано ниже). Эти три условия в совокупности в дальнейшем мы будем именовать критериями соответствия.

Учитывая вышеизложенное, а также следуя той логике, что внутренние свойства выступают определяющими по отношению к внешним, перейдём к рассмотрению сначала некоторых субстратных признаков субстанции (универсальных свойств материи).

2.1. Субстратные свойства материи (субстанции).

В конце предыдущей главы мы уже анализировали такое свойство материи как несотворимость и неуничтожимость. И убедились в вездесущности его: всякий объект производен от какого-либо иного объекта, материального процесса или явления; любой объект невозможно уничтожить абсолютно, превратить в ничто – возможна только его трансформация в иную вещь (вещи, процессы, явления). Данное свойство не просто выводится непосредственно из субстрата; больше того – субстрат «до краёв» наполнен им, благодаря чему все универсальные средства также являются вечными. Данный признак является уникальным, так как никакое иное качество субстанции не играет такой роли. Подытоживаем: рассматриваемое свойство без сомнения является универсальным субстратным свойством материи.

Отражение как универсальное свойство материи. В этой связи впору вспомнить поучительный исторический казус о том, как разрешил В. Ленин философскую проблему генезиса сознания. В его эпоху было установлено, что сознание – свойство только высокоорганизованной материи. Физическая, химическая, биологическая формы материи – бессознательны. Отсюда возникал вопрос: как же сознание вдруг появилось, если ранее им, что называется, и не пахло? Ведь ничто не возникает из ничего. И Ленин ответил на него: существовала предпосылка в виде такого всеобщего свойства материи как отражение. А фактические данные подтверждали, что по мере развития мира усложнялись формы отражения: раздражимость – способность к реакции сложных химических тел; чувствительность – способность к ощущению, как начальная форма психики животных; восприятие – дифференцированное восприятие свойств и отношений вещей, важных в биологическом отношении; и наконец – трансформация отражения в высшую форму – собственно сознание.

Стало быть, введение в философский оборот понятия «отражение» в качестве универсального свойства материи было правомерно, так как отвечало критериям соответствия: всеобщность явления (воспроизводится в модифицированном виде во всех формах материи); выводится непосредственно из внутренней стороны субстанции; неповторимо – своеобычно и не вытекает из других универсальных свойств материи.

       Системность и детерминированность (причинность) всех явлений.

В философской литературе нередко два этих понятия (детерминированность, причинность) употребляют как самостоятельные по отношению друг к другу. Между тем, если под детерминизмом (латинское determinare – ограничивать, очерчивать, определять границы), согласно сложившейся традиции, понимать учение о взаимосвязи и взаимной определённости всех явлений и процессов, то эти две категории являются эквивалентами (синонимами).

Наукой не установлено ни одного объекта, который бы представлял собой элементарную частицу в буквальном значении этого словосочетания (то есть, абсолютное тождество, простое, неразложимое на составные части образование, конечная материальная точка, эквивалентом которой в субъективной сфере выступает представление о математическом нуле). Если бы материя была таковой, то движение и развитие, в виду полного равновесия среды, были бы невозможны (достаточно вспомнить апорию про Буриданова осла).

И наоборот, философской аксиомой является тот посыл, что любая вещь состоит из составных частиц, функционирование которых подчинено сохранению целого. Значит, всякий предмет является сложноорганизованным и представляет собой систему. Исходя из такого порядка устройства всякого объекта, нами мысленно конструировалась и субстанция: она также представляет собой систему (внутренние и внешние элементы сложной структуры, определённым образом соподчинённые).

Хотя, вопреки неопровержимой мировоззренческой догме, физики ещё недавно на вопрос: «Из чего состоит электрон?», сердито отвечали: «Электрон не из чего не состоит! Он сам – элементарная частица. Это из него вещества состоят». Не правда ли, очень напоминает историю про атом и кое-что ещё?

Но всё течёт, всё меняется…И вот  в 2012 году в журнале “Nature” была опубликована статья об опытах с электроном, частицы которого (холон, спинон и орбитон) проявляли себя как “квазичастицы”. Сегодня же ряд физиков уже полагают, что у электрона имеются не один, а два электрических заряда (внешний и внутренний) и соответствующие им два электрических радиуса. Они также спорят по поводу гипотетических «гравитонов» – составляющих электронов и позитронов, а равно «и всей материи» (последнее утверждение тоже кое-что напоминает, не так ли?). Что-то из опубликованного не подтвердится, что-то отсеет время, однако естественнонаучная тенденция по очередному доказательству незыблемых мировоззренческих «вечных истин» – налицо.

Равным образом,  нам не известны вещи или процессы, которые бы были абсолютно изолированы от иного материального мира, не подвергались бы его воздействию или, напротив, не влияли тем или иным образом на него.

То есть, системность и детерминированность – оригинальные свойства; они непосредственно отражают сложную и развивающуюся структуру субстанции; воспроизводятся во всех последующих материальных образованиях. Стало быть, при анализе явлений системности и детерминированности критерии соответствия выявляются.

 

2.2. Атрибуты материи (внешние свойства субстанции).

Внутренняя сторона всякого объекта неизбежно проявляется вовне. Потому необходимо исследовать данный переход – взаимосвязь между внутренними и внешними сторонами субстанции.

       Пространство как атрибут материи.

Нередко даже и в современную эпоху в философских пособиях различного рода можно прочитать следующее: «Материя обладает множеством свойств…К их числу относятся: движение, пространство и время, являющиеся атрибутами материи, т.е. тем, что обеспечивает её  бытие».

«Всё правильно, да, всё так…», – как говорил водитель товарища Саахова в бессмертной комедии Л. Гайдая «Кавказская пленница». Кроме того, что атрибуты якобы обеспечивают существование материи. Напротив, они, как отмечалось выше – свойства самих вещей. Нет объектов – нет их внешних свойств. Однако оговорка из философского пособия весьма симптоматична, ибо, что называется, по Фрейду. Она традиционно отражает заблуждения разума, останавливающегося на стадии познания внешней природы вещей.

Да, были античные времена, когда философы-атомисты полагали, что мир состоит из атомов, движущихся в каком-то пустом вместилище, существующем само по себе. Демокрит, например, считал, что пространство и время такие же самостоятельные субстанции, что и вещество.

Даже в Новое время великий физик И. Ньютон утверждал, что пространство и время не зависят от движения вещей и их взаимодействия, они являются независимыми самоположенными сущностями. Он настаивал на том, что абсолютное пространство есть чистая протяженность, ящик, в котором располагаются все вещи. И вещи можно убрать, а ящик останется (правда, он не в состоянии был дать ответ на то, из чего же в этом случае состоит сам «ящик»).

С гносеологической и когнитивной точек зрения подобное заблуждение для той эпохи было вполне объяснимо: окружающее людей воздушное пространство, которое для человеческого глаза прозрачно, которое беспроблемно можно было «потеснить» любым твёрдым предметом, воспринималось ими как пустота, существующая сама по себе. А уж далёкий и непознанный межзвёздный и межпланетный космос тем более мог представляться «чистым вакуумом».

Однако уже тогда Г. Лейбниц заложил основы так называемой реляционной (релятивистской) доктрины, согласно которой пространство и время – особые отношения между объектами и вне последних они не существуют. Ещё раньше в самой общей форме об этом говорил и Аристотель. Дальнейшие события подтвердили их правоту: атмосфера Земли – отнюдь не вакуумный ящик, поскольку на 78 процентов состоит из азота, на 21 процент – из кислорода; на 1 процент – из  аргона и так далее. Было установлено, что межгалактический, межзвёздный, межпланетный космос также состоит из объектов (например, так называемые чёрные дыры, тёмная и светлая материи и т.п.). «Абсолютного вакуума», что и не мудрено, так и не было найдено. Вывод: пространство объективной реальности всегда предметно.

И уж  коли белый свет состоит из объектов (с их свойствами), то он обладает некими размерами или протяжённостью. Ранее неоднократно отмечалось, что категорию «материя» античные философы вывели из созерцания совокупности нескончаемых и многообразных объектов. Равным образом и понятие «пространство» выведено путём абстрагирования (мысленного отвлечения) некоторых признаков материальных тел.

Так как каждый из объектов обладает протяжённостью (исключений нет), то разновидность такой характеристики тела – размеры. В виду того, что любой объект объёмен (такое утверждение базируется, прежде всего, на бесконечности опытных доказательств, исключения из которых не установлены), то и частицы, их образующие, аналогично, говоря бытовым языком, «занимают некоторое место».

Таким образом, первая характеристика пространства – протяжённость. Именно эта внешняя черта объекта, что называется, исходно бросается в глаза в процессе чувственного познания нами объективной реальности, то есть реальности, складывающейся из объектов.

Любой объект представляет из себя габаритные образования: силикатная песчинка, капля воды, человек, дом, Джомолунгма, земное небо (атмосфера Земли), космическое небо (светила, планеты, излучения, поля). Вне них пространства нет. Никто вам не укажет на нечто под вами, на нечто вокруг вас, на нечто над вами, и доказательно не произнесёт: «Вот оно – само пространство. Пространство в чистом виде».

Вторая характеристика пространства – объёмность, которая трёхмерна. Этот тезис также вытекает из опытного познания нами мира. Любая элементарная частица, любой макрообъект имеет длину, ширину и высоту (структура пространства). Исключений из этого правила человечеством не установлено.

Так, уже упомянутое нами нейтрино имеет массу, примерно равную 1/100000 массы электрона, а диаметр, по различным научным прикидкам, от10−18 м до 10−24 м (в миллиарды раз меньше протона). Кстати, целый ряд авторитетных физиков полагают, что существуют частицы размерами 10−35 м в соответствии с так называемой планковской длиной (минимально возможное в Нашей вселенной, по их мнению, расстояние).

Равным образом никто вам не покажет двумерный объект, то есть плоскость, не имеющую высоты. Даже математики, имеющие навыки обращения с сугубо спекулятивными величинами, признают, что это невозможно. Согласно их определению, применительно к материальному миру: «Плоскость есть поверхность с радиусом кривизны, стремящимся к бесконечности».

Материальный предмет, лишённый третьего измерения, теряет и свою материальность. Так, в 2010 году А. Гейму и К. Новосёлову была присуждена Нобелевская премия за продуцирование в 2004 году графена – самого тонкого из существующих материалов. Графен представляет собой слой углерода толщиной в один атом того же углерода. Нет сомнений, что со временем будет синтезирован материал высотой всего в 10−35м, но на основе открытой и объёмной элементарной частицы. Длины волны фотона были приведены в предыдущей главе, равно как и доказательства того, что сам фотон – объект. Нет сомнений, что в скором времени и “его сосчитают”, пользуясь выражением героя из мультфильма “Козлёнок, который считал до десяти”. И в данном случае детская лексика вполне приемлема, поскольку не надо без нужды усложнять действительность, как говорил монах Оккам.

В проекции данного разговора хотелось бы подчеркнуть, что люди будущего, создавая доселе неведомые матушке-природе вещи, создадут и уникальное пространство. Однако оно, это пространство, всё же будет традиционным и всё тем же в смысле его трёхмерности. Казалось бы, в настоящем абзаце изложены прописные истины: некая дидактика, произнесённая назидательным тоном. Ан нет, пример, приведённый читателю в следующем абзаце, думается, убедит его в том, что потребность адекватной философской трактовки конкретно-научных данных останется насущной необходимостью и в дальнейшем.

В 2011 году американские учёные объявили о завершении семилетнего эксперимента, проведённого благодаря полёту спутника Gravity Probe по околоземной орбите. Показатели сверхточных гироскопов спутника продемонстрировали, что фактическое расстояние, которое пролетал спутник по своей орбите, было на три сантиметра меньше, чем следовало из расчётов согласно законам евклидовой геометрии. Так произошло потому (в трактовке учёных), что масса Земли «прогибала пространство», создавая «впадину» и нарушая плоскую линейную геометрию космического пространства. Тем самым, как подчёркивали устроители полёта, опытным путём была доказана составная часть теории относительности Эйнштейна, повествующая об искривлении пространства: любая материальная масса искривляет окружающее её пространство, делает его нелинейным. Но на практике доказать возможность искривления пространства сумели лишь они (постановщики эксперимента) в XXI веке.

И в очередной раз представители так называемых точных наук патетически заголосили об искривлении материи, о многомерности пространства (о его четырёх-, пяти-, шестимерности и более). Этим витиям хотелось бы ответить следующим.

28 мая 1896 года пассажирский пароход «Драммонд Касл» отбыл из порта на берегу Столовой бухты (Южная Африка) по направлению к Лондону. На борту парохода находилось 148 пассажиров и 104 члена команды. Вскоре после захода в порт Лас-Пальмаса судно потерпело крушение близ мыса Юшан. Спаслись только три человека. Проведенное расследование показало, что причиной крушения «Драммонд Касла» стал промах, совершённый капитаном Пирсом. Тот, имевший просто колоссальный опыт в управлении кораблями, почему-то не учел силу в виде течения у мыса Юшан. В итоге корабль затянуло к скалистому берегу.

Влияние течений при навигации учитывается при осуществлении судоходства, например, в Атлантическом океане, где существует небезызвестный Гольфстрим. В широком смысле Гольфстримом называется мощная система теплых течений, простирающаяся на 10 000 километров от берегов полуострова Флорида до островов Шпицберген и Новая Земля. Ширина Гольфстрима на разных участках моря 75–200 километров, толщина потока – 700–800 метров, скорость – 80–300 сантиметров в секунду, температура воды на поверхности от 10 до 28°С.

При этом, обратите внимание, морякам в голову не приходит с мистическим придыханием говорить о «прогибании» водного пространства под действием Гольфстрима. Мореплаватели элементарно учитывают действие данной объёмной струи, пространственные характеристики которой, кстати говоря, описываются в системе трёх координат (длина, ширина, толщина). Оно и понятно: дело-то практическое и хорошо изученное. При этом даже матрос-салага (извините за жаргон) знает, что течение, препятствующее прямолинейному движению, влияет на время преодоления пути, так как увеличивает расстояние (тот самый изгиб, только не пространства, а траектории движения). Практичным морякам о такого рода зависимости “пространства-времени” известно без всякой теории относительности. Они из-за этого мистически не округляют глаза, а вносят нужные коррективы в маршрут.

Похожим трезвомыслящим образом географы описывают сам Атлантический океан. И, несмотря на сложную конфигурацию дна и береговой линии океана, также обходятся классической трёхмерной характеристикой его параметров, не поминая всуе об “искривлении пространства”, несмотря на действительное наличие «сколиоза» у Гольфстрима.

Ещё более показательной становится картина, когда мы обращаемся к опыту баллистиков, учитывающих влияние различных сил на полёт снаряда. Вот, в частности, какие факторы фигурируют в соответствующей формуле: m – масса Земли; f – гравитационная постоянная, fm = 398603,2 км3/с2; E – сжатие земного эллипсоида, E = 1 : 298,2; Ώ – угловая скорость вращения Земли, Ώ=7,29212E-5 рад/с; г – длина радиуса-вектора до рассматриваемой точки; ψ – географическая широта места (угол между радиусом- вектором и плоскостью экватора). Но ни в одном пособии по баллистике вы не найдёте такую расчётную величину как «прогиб пространства». Вопреки этому снаряды и ракеты прилетают точно по назначению. Ибо баллистики элементарно учитывали и массу Земли, и гравитационную постоянную (те же факторы, что влияли на полёт спутника Gravity Probe), и действие иных факторов. Причём делают это баллистики без таинственного придыхания (в отличие от адептов А. Эйнштейна, либо набивающих себе цену, либо не понимающих существа проблемы), и не изображая из себя непостижимых гуру.

В чём же причины живучести толкования об искривлении пространства, которое перекочевало из века 20 в век 21?

Выше уже отмечались гносеологические и когнитивные корни представлений о пространстве как о пустом ящике, заполняемом телами. Сейчас это явление следует раскрыть более глубоко. Проблема в том, что пространство – это понятие. «Пространство вообще», без конкретизации о чём идёт речь, может существовать исключительно в сознании, то есть в субъективной реальности достаточно развитого человека, но отсутствует в объективной реальности. В материальном мире наличествуют лишь конкретные формы пространства: чьей-то комнаты, Атлантического океана, атмосферы Земли. Однако никто не сможет доказательно продемонстрировать пространство вообще, пространство, так сказать, в целом.

Иначе говоря, не следует путать пространство как категорию с объёмом определённого предмета или явления. Если соблюдать это обоснованное требование, то выясниться, что существует кривизна тел, но в принципе отсутствует искривление пространства (ибо категорию “пространство” так же невозможно искривить, как от понятия “водка” – опьянеть).

С кривизной первого рода всё понятно. Привести примитивные примеры тел с криволинейной поверхностью не составит труда: футбольный мяч, торосы в Арктике, дирижабли графа фон Цеппелина, «Cohiba» – любимая сигара Фиделя Кастро, Джомолунгма и Килиманджаро…И тут автор перебивает сам себя…Погодите, а что такое “кривизна”? И здесь начинается не менее интересное.

Ежели мы обратимся к самому обычному учебному пособию «Кривизна и ее приложения. Методические указания для студентов лесоинженерного факультета специальности «автомобильные дороги и аэродромы» Уральского государственного лесотехнического университета, то выяснится, что под кривизной понимается отклонение линии от воображаемой прямой линии.

Классическое определение кривизны в ряде академических изданий гласит, что это собирательное название ряда характеристик (скалярных, векторных, тензорных), описывающих отклонение того или иного геометрического «объекта» (кривой, поверхности, риманова пространства и т. д.) от соответствующих «плоских» объектов (прямая, плоскость, евклидово пространство и т. д.). Стало быть, кривизна в общем виде – тоже понятие (если мы не ведём речь о конкретных материальных телах и явлениях), а в конкретном случае – тело неправильной формы, для выявления кривизны которого обязательно нужна вспомогательная (созданная человеком) линия. Значит, кривизна – явление относительное.  Парадоксально, но даже кривизна естественного предмета также не определяется естественным путём. Её измерение производится искусственным способом: приложением тела к линейке; по отношению предмета к воображаемой человеком прямой; либо нанесённой им на чертеже; либо обозначенной визиром, лазером и так далее. То есть, сплошная череда условностей, говорящая о роли субъекта при оперировании пространством как понятием.

К тому же, в природе тел с идеально ровными поверхностями или линиями не существует (разумеется, применительно к соответствующему масштабу измерения). Даже  траектория фотона не представляет собой абсолютную прямую, так как он подвержен воздействиям среды (дифракция, интерференция, тяготение и т.п.). Именно поэтому фактическая скорость полёта данной частицы в космосе меньше теоретически рассчитанной и потенциально возможной скорости её движения (скорость света в физическом вакууме).

Вот в этих условностях и запутались некоторые представители точных наук, забыв, что такое денотат (латинское denotatum – обозначенное). Денотат – идеальный образ, мысль, отражающая класс предметов действительности, а также их словесное обозначение. И вот отдельные исследователи сначала подметили свойства изучаемых ими объектов (протяжённость, кривизна и т.д.), обозначили их словесно, а затем заявили, что эти словесно обозначенные свойства – самостоятельные объекты, существующие в материальном мире. Совершенно упустив из виду, что три характеристики протяжённости (длина, ширина, высота) сами по себе, в отрыве от природных или искусственных предметов, от которых они были мысленно отвлечены, в объективной реальности никогда не существовали и не существуют.

Так что же получается, пространства в объективной реальности нет? Отчего же, оно есть – как трёхмерная протяженность всякого материального объекта и явления. Но его нет в материальном мире – как масштабного устройства в виде ящика, стенки которого искривляются под давлением набитых туда игрушек. В такой форме оно существует только в субъективной реальности (в мозгу познающего субъекта).

Ведь как сформировалось у нас представление о масштабном устройстве бытия? Оно возникло в процессе тысячелетней производственной деятельности людей, когда они рыли ямы, строили здания, делили целое и соединяли части, ваяли скульптуры, шили одежду. Именно отсюда они почерпнули знание о том, что каким бы вычурным ни было первое платье модницы Клеопатры (лиф, рюшечки, воланчики), или каким бы сложным ни был готический собор в Кёльне, параметры любого артефакта укладываются в трёхмерную систему координат. На основе миллиардов частных случаев, подтверждающих, что каждый предмет имеет длину, ширину, высоту, мысленным путём были выведены (абстрагированы, отвлечены) сначала эти понятия более частного порядка, а уже на их основе созданы понятия более общего порядка – объёма, пространства.

Такого рода обобщение в древние времена имело не только научный, но и, прежде всего, практический смысл: измерение объёма многомерных тел (так называемые тела неправильной формы) и тем самым приведение их к «общему знаменателю», к сопоставимости и сравнимости между собой по объёму, несмотря на самую немыслимую неправильность и кривизну.

Вот выдержка из описания изобретения к измерительной технике, которое может быть использовано, в частности, для определения объема твёрдых тел неправильной формы, например, кусков горных пород и руд (приложение к авторскому свидетельству Стадникова Г.П., заявленного 14 декабря 1976 года). В нём Стадников Г.П. даёт историческую справку о некоторых действующих методах измерений: «В существующих способах объем тела определяют путем погружения его в жидкость и измерения объема вытесненной жидкости, например, взвешиванием. Известен способ определения объема тела, когда испытываемое тело вначале взвешивают в воздухе, а затем погружают его в жидкость с известным удельным весом и вновь взвешивают. По величине выталкивающей силы, действующей на погруженное в жидкость тело, судят о весе вытесненной жидкости и, следовательно, об объеме измеряемого тела».

Подытожим: искривление любого взятого объекта и его объёма не только возможно, но оно существует в объективной реальности (отклонение солнечного луча вследствие огибания препятствия, вибрация мембраны под действием звуковых волн, изгиб лука из-за натяжение тетивы); искривление пространства в объективной реальности невозможно, поскольку его там нет и быть не может, как и всякой мысли, абстракции, представления о предмете.

Декартову пространственную систему координат (идеально прямые лучи x, y, z, исходящие из одной точки под углом 90 градусов друг к другу), как идею, возникшую в мозгу мыслящего индивида, не в состоянии ни на ангстрем изменить даже Большой взрыв. Уничтожить мозг Декарта внешней материальной силой не составляет труда. Исказить мысль Декарта об этом своём детище не может ничто внешнее, ибо в данном случае объективный мир, окружающий Декарта, и субъективный мир самого Декарта – непересекающиеся реальности.

Когда учёный ведёт речь о пространстве как об объёме конкретного объекта (пространство Солнечной системы), либо люди в обиходе в бытовом плане упоминают пространство, в том числе, в порядке метафоры или гиперболы (простор русского поля, небесная вышина, неизмеримые пространства России), то это вполне приемлемо. Если же мы говорим о пространстве вообще (не имея в виду конкретный объект), о пространстве как о трёхмерной характеристике материи, то это уже абстракция, фигурирующая в сознании субъектов, но отсутствующая в объективной реальности. Ибо нет такого вместилища в виде безразмерного аквариума, в который опустили бы весь материальный мир, и этот прозрачный ящик начал бы диктовать предметной сфере свои пространственные условия.

Потому в мировоззренческом плане пространство – философская категория, отражающая всеобщую форму бытия материи в виде протяжённости объектов и материальных систем.

Столь обстоятельное освещение данных аспектов пространственной проблематики – не схоластическое теоретизирование над, казалось бы, незыблемыми положениями. И сегодня находятся ниспровергатели мировоззренческих истин. Так, Андрейченко Г. и Грачева В. в учебнике по философии (издан в 2001 году) пишут: «Вероятно, можно предположить, что трехмерное пространство и одномерное время свойственны только нашему макромиру. Возможны материальные образования с многомерным пространством, со временем, текущем либо в обратном нашему направлению, либо текущем в двух направлениях».

Из изложенного очевидно, что авторы тоже путают многомерность объектов с объёмно-пространственным устройством мира. Объёмно-пространственное устройство мира является универсальным, потому что в нём существуют условия для образования объектов любой конфигурации (многомерности), если последняя необходима конкретному телу и возможна по обстоятельствам, в которых это тело находится. Этот тезис не голословен. Он основан на фактах развития Нашей вселенной, объёмно-пространственная структура которого позволила сформироваться объектам с самой невообразимой многомерной фактурой.

Поскольку трёхмерное объёмно-пространственное устройство не только не препятствует развитию, а, напротив, создаёт надлежащие условия для самых разнообразных по форме материальных образований, то необходимость в ином макромире, о котором пишут Андрейченко Г. и Грачева В., с точки зрения пространственной специфики просто-напросто отсутствует.

Так, например, инженеры Мичиганского университета в 2014 году (результаты опубликованы в журнале Nature Materials) синтезировали икосаэдрический квазикристалл (с двадцатью гранями). При этом кристалл, разумеется, вписывается в трёхмерные пространственные параметры и создан в земных условиях. И для его создания совсем не понадобилось «пространство-ящик» с двадцатью гранями (вместилище, каковое себе представлял И. Ньютон, а за ним, вероятно, Андрейченко Г. и Грачева В.).

Конечно же, иные вселенные не могут не обладать некоторой спецификой в сравнении с Нашей вселенной, однако отличия не касаются фундаментальных вещей. Этот посыл вытекает из материального единства мира. Ведь Наша вселенная – продукт предшествующего развития мира (она – часть более крупного образования). А пращуры, как известно, рождают потомков, похожих на себя. Подобное рождает подобное. Отчасти новое подобное иное, нежели старое, но подобное.

Теперь посмотрите, насколько всё же отличен человек от своих исторических предков: матери-Земли, деда-Солнца, праматери-Нашей вселенной. Однако в главном это вещи единого порядка: произошли в результате Большого взрыва, имеют материальную природу, объёмны, поглощают и отдают энергию, выполняют соответствующую функцию, конечны в пространственном и временном измерении и так далее.

Поэтому воззрения Андрейченко Г. и Грачевой В., которые не одиноки в своих фантазиях, представляют собой не только не основанные на хоть каких-либо фактических данных спекулятивные размышления, но и означают разрыв с материальным единством мира, отрицание его.

Небезынтересно, что Андрейченко Г. и Грачева В. попали в весьма солидную компанию с известным советским академиком Марковым М. Вот что, например, писал тот в статьях «О современной форме атомизма» (1960 год) и «О понятии первоматерии» относительно гипотетических частиц фридмонов: “Теория фридмонов позволяет рассматривать вселенные как элементарные частицы и элементарные частицы как вселенные, которые при внешней тождественности могут иметь и разнообразнейшие внутренние структуры…Сама возможность такого объединения противоположных свойств – свойств ультрабольшого и ультрамалого объема  представляется не менее удивительной, чем объединение в одном объекте свойств корпускулы и волны…Вселенная в целом может оказаться микроскопической частицей. Микроскопическая частица может содержать в себе целую вселенную». Согласно уважаемому академику, фридмоны – такие частицы, внешняя масса и размеры которой малы, а внутренние размеры и масса могут превосходить внешние во много-много порядков раз за счёт эффектов искривления пространства.

Ну как тут не удивиться «удивительной возможности», о которой пишет М.Марков (сам признававший, что это – удивительная, но гипотеза), с учётом того, что она целиком является плодом его вымысла и полностью расходится со структурой Нашей вселенной. Тем более, принимая во внимание то обстоятельство, что в единственной, из известных нам, Нашей вселенной, являющейся частью и производной от материального мира, ни одному из больших мыслителей не удалось наяву пролезть через микроскопическое игольное ушко.

Впрочем, чтобы не кривить душой, признаемся, что поэту В. Маяковскому удалось сотворить невообразимое – «Облако в штанах» («Вы любовь на скрипки ложите. Любовь на литавры ложит грубый. А себя, как я, вывернуть не можете, чтобы были одни сплошные губы!»). Так это же в стихах…

В связи с этим вспоминается, как в обувной бутик вошла дама комплекции фрекен Бок, с размером ступни 45 размера, и потребовала:

– Дайте мне такие «лодочки», чтоб они на ноге сидели свободно, но при этом выглядели изящно, понимаете?

– Понимаю, – ответила продавец, – вы хотите туфли, которые внутри большие, а снаружи маленькие, да?

Комментируя по-лермонтовски: всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно…

Почему грустно? Да потому, что такого рода «изящные выверты» мало того, что не имеют никакого «выхода в практику» сегодня, но и рисуют ложные ориентиры на будущее. Ведь устройство Нашей вселенной таково, что из элементарного складывается сложное, из малого – большое. Но никак не наоборот. Фактов обратного порядка не существует.

Истины ради нельзя не отметить, что существуют  некоторые отклонения от общего порядка размерного устройства микромира. Например, существует прямо пропорциональная зависимость между атомным весом и размером самого атома. Из этой зависимости “выпадает” гелий. Ядро атома гелия состоит из двух протонов и (обычно) двух нейтронов, вокруг которых  вращаются два электрона. Однако, атом гелия меньше по размеру, чем более легкий атом водорода с одним протоном и электроном. Но это то исключение, которое подтверждает общее правило (соответствие между атомным весом и размером атома). Кроме того, это несущественное отклонение учёные объясняют более сильным притяжением ядром гелия (которое больше ядра водорода) электронов к центру (электроны и образуют “облако” или оболочку атома).

Сегодня отдельные физики предполагают, что кварки, составляющие элементарную частицу, могут быть в некотором отношении даже больше неё в своих размерах. Согласно их допущению, делимость в микромире может означать совсем не обязательно уменьшение в размерах. Впрочем, реальное объяснение, что это такое, равно как и обоснование таких предположений, на сегодня с их стороны отсутствуют. Хотя, если эта флуктуация (с оговоркой, что она существует) того же рода, что и ситуация с атомом гелия, то она никоим образом не посягает на основы миропорядка.

Вот так устроен этот мир, и ничего с этим не поделаешь. Исходя из этого, из принципа материального единства мира, и надлежит строить концептуально представляемое нами мироздание, в том числе и за пределами Нашей вселенной, которая – часть большего. И произошла она 10 – 20 миллиардов лет назад от этого большего (назовём его Правселенная), то есть существовавшего ранее нашего вселенского дома.

Выше приводился прогноз учёных на тот счёт, что в нашей части мира вскоре будут открыты частицы размерами10−35 м, являющиеся прародителями уже открытых более крупных частиц. Однако никакие из известных объективных процессов и явлений не ограничивают предположение о том, что основу Правселенной составили образования, ещё более минимальные по размерам и элементарные по сложности. Версия о наличии таких частиц не произвольна. Она вытекает из архитектоники, из масштабной соразмерности предшествующих и последующих материальных систем (физические частицы меньше химических, молекулы меньше микроорганизмов и так далее).

Человеческое мышление стереотипно в том смысле, что исходно формировалось органами наших чувств, имеющих пределы постижения окружающей действительности вдаль и вглубь. Человек, пусть и не без определённой ломки взглядов, но способен вообразить беспредельность макромира. Происходит это и потому, что его личный опыт убеждает (когда он идёт, едет, летит), что за границей всякого горизонта открывается новый, а также из-за силы его зрения, являющегося детищем светового излучения (Солнца). Так, самым далеким объектом, видимым невооруженным глазом, является Туманность Андромеды, расположенная на громадном расстоянии в 2,6 миллионов световых лет от Земли.

Сложнее с микромиром. Мы на основе обыденной практики, лично, не в состоянии убедиться, что мир беспределен вглубь. Во введении уже отмечалось: глаз человека устроен таким образом, что не способен отчетливо разглядеть предмет и его детали, если его размеры меньше, чем 0,1 мм. Потому и сложно толковать о кварках!

Но ведь мощь человеческого разума, в отличие от зрения, не имеет границ. Нужно преодолеть чувственные шаблоны, обратить мысленный взор, образно выражаясь, на 2,6 миллионов световых лет вглубь (точка-то отсчёта одна и та же!), и мы убедимся, что и в эту сторону объективная реальность беспредельна.

Для своего домашнего кота автор этих слов – Гигант и Вседержитель! Зато для советского баскетболиста А. Сизоненко (рост 245 сантиметров) – пигмей. Для супруги – всепоставщик для её капризов. Так давайте же шагнём за рамки восприятий хотя бы моего кота.

И если в ответ возразят: «Но почему сложное обязательно складывается из простого, большое из маленького, а объективная реальность беспредельна? Почему?! Я так не хочу…» То вот здесь уже уместным будет воспользоваться риторикой известной российской писательницы Татьяны Толстой, ответившей конкурсанту: «По кочану!»

Ибо так устроена материя. И бесполезно вопрошать мотивы этого у бессловесной и бездушной объективной реальности. Она и сама этого не знает, и знать не может. Как сказал бы В. Ленин: «Устроена и баста!» Можно стократ быть недовольным законами материального мира, но игнорировать их – глупо.

Суммируя сказанное о пространстве, следует подчеркнуть, что любой объект имеет протяжённость (вездесущий признак). Эта черта непосредственно связана с внешней размерной стороной субстрата. Ибо, если убрать субстрат, то в плане габаритов вовне нечего будет выражать (костюм 48-50 размера надевают на среднестатистического европейского мужчину). Помимо этого, данное качество не выводимо из других универсальных свойств и не подменяет их. Специфичность размерности в том, что, будучи непосредственно обусловленной протяжённостью субстрата, она выражает внешнюю сторону телесного образования (субстанции). Потому протяжённость и выражает внешнюю сторону бытия объективной реальности. Следовательно, пространство является атрибутом материи – универсальным свойством, выражающим внешнюю сторону её бытия.

 

Время как атрибут материи

Представление людей о времени менялось от эпохи к эпохе. В этом ракурсе оно – исторический продукт. Так, И. Ньютон, будучи последовательным (помните его взгляды на пространство как на самостоятельное вместилище), считал, что время – независимая сущность.  Оно течёт одинаково во Вселенной и его ход не зависит ни от чего иного, а только от него самого. Следовательно, время абсолютно и само определяет порядок следования и длительность существования материальных систем.

Как нетрудно догадаться, ньютоновской абсолютистской концепции (как и в случае с пространством) традиционно противостоит релятивистская доктрина. Последняя берёт начало ещё от Аристотеля, который полагал, что время – не самостоятельная сущность, а всего-навсего система отношений между материальными предметами. Иначе говоря, наоборот, время обусловлено характером взаимодействия материальных систем.

Кто из великих мыслителей прав?

Для начала вспомним, что у землян существует множество видов летоисчислений, то есть систем измерения времени в крупных (для жизни каждого человека) масштабах.

Ушедший в небытие римский календарь был одним из наименее точных. Изначально он включал 304 дня и состоял из 10 месяцев, начиная с первого месяца весны (мартий) и кончая наступлением зимы (декембер). Зимой римляне до поры счёт времени просто-напросто не вели.

По Григорианскому календарю, действующему в России и Европе, идёт 2018 год (на момент написания этих строк), по исламскому календарю – 1439 – 1440 год Хиджры. Почему такая разница? Да потому, что за точку отсчёта по первому «численнику» взята дата рождения Иисуса Христа, по второму – событие, когда Пророк Мухаммед совершил хадж из Мекки в Медину.

В Индии и вовсе действует несколько календарей (в зависимости от верований), но в настоящий период проводится работа по созданию общенационального календаря.

Некоторые российские общины староверов согласно так называемому славяно-арийскому календарю живут в восьмом тысячелетии. Их «хронологическая линейка» рассчитана исходя из так называемой шестнадцатиричной системы исчисления: в сутках 16 часов («их» один час равен 90 «нашим» минутам). Их месяц состоит из 40 суток, и зовётся «сороковником», а неделя – «девятиной» (этнографы полагают, что традиция поминать умершего на девятый и сороковой день – отголосок прежнего славянского месяцеслова).

Исламский «численник» – чисто лунный календарь: отсчёт месяца ведётся от начала нового лунного цикла.

Уже из приведённых примеров видно, что время, как понятие и средство измерения текущих событий объективного характера – плод человеческого разума. Однако такое средство исчисления длительности событий не было абсолютно произвольным. В конечном итоге оно было привязано к циклическим природным процессам.

Так, если начало исчисления эры, года или месяца зависело от воли людей, то годовая периодизация практически во всех временных системах обусловлена цикличностью вращения Земли вокруг Солнца, а суточная – к обороту Земли вокруг своей оси.

При этом далеко не все знают, что в действительности земные сутки вовсе не равняются 24 часам. Отклонение происходит из-за неравномерности обращения Земли вокруг Солнца в плоскости эклиптики, поэтому истинные сутки не могут служить точной единицей времени. Вместо них обыкновенно употребляются так называемые средние сутки. В целом же за год всё балансируется.

Вот этот объективно-субъективный «симбиоз» временных циклов (тому существует масса и других примеров), «смешанная» природа этих явлений и породила многовековые дискуссии о времени.

Дело дошло до того, что в новейшую эпоху некоторые физики стали в принципе отрицать существование времени как явления, заявляя, что  это «в чистом виде изобретение философов». И к тому, казалось, имелись предпосылки.

Поначалу «ниспровергатели времени» заняли здравую позицию: за точку отсчёта течения всех процессов они взяли не выбранные людьми факты (рождение Иисуса Христа, хадж Пророка Мухаммеда и т.д.), но самое что ни на есть объективное событие – Большой взрыв. Коли с последнего началось бытие Нашей вселенной, то и Главные часы начали «тикать» именно тогда. Однако вскоре выяснилось, что десинхронизация материальных процессов в Нашей вселенной, несмотря на общий старт, нарастает: температура реликтового фона в Нашей вселенной неодинакова в различных направлениях; Солнечная система движется относительно реликтового излучения со скоростью 368 ± 2 км/с, а группа галактик Млечный Путь – Андромеда – Треугольника в той же системе координат движется со скоростью 627 ± 22 км/с (так называемые пекулярные скорости). На такого рода космические системы воздействуют ещё и космологические скорости, обусловленные расширением Нашей вселенной.

Более того, наблюдатели при изучении Нашей вселенной обнаружили астрономические области, и вовсе фактически состоящие из первичного вещества вселенной (так называемые непроэволюционировавшие объекты). В «детском возрасте» они дожили до нашего времени благодаря крайне малому темпу их внутренней эволюции (звёзды малой массы с низкой металличностью – G-карлики, низкометалличные области HII, а также карликовые неправильные галактики класса BCDG – Blue Compact Dwarf Galaxy).

То есть, даже в этой макросистеме единых часов не получается. Даже здесь возникает необходимость существования «местного времени». А раз так, то отдельные физики махнули на время рукой и объявили его фантомом. Отныне они полагают, что время – всего лишь нумерологический порядок физических изменений. Например, С. Хокинг в своей книге «От большого взрыва до черных дыр» так и пишет: «…время есть иллюзия».

Ведь, в самом деле, никто вам не покажет нечто, заявив, что это и есть время. Течение реки – пожалуйста, процесс созревания ржи – ради бога, период кормления грудничка молодой мамой – мало что найдётся приятнее. А вот время как кристаллизация секунд в чистом виде подобно горному хрусталю, как снежинки на ресницах любимой женщины…Увы…

Так есть, всё-таки, время, или это выдумка человека?

Там, где есть объекты, неизбежно присутствуют рождаемые ими процессы, имеющие длительность, конкретную форму протекания: ком снега тает, Земля вращается вокруг Солнца, инерция Большого взрыва разгоняет галактики. Перечисленное происходило до человека? Несомненно. Следовательно, длительность материальных процессов, смена событий носит объективный характер. Нет ни одного объекта, с которым не происходило бы нечто в смысле изменения следующих друг за другом, сменяющих друг друга состояний. И когда человек обозначает эту последовательность событий словом, понятием (время), то он субъективным способом отражает то, что есть в объективной реальности.

В конце концов, Большой взрыв – тоже понятие, отражающее явление, равно как и чёрные дыры. Равно как и Хокинг. Но никому в голову не приходило объявить Хокинга иллюзией. А вот автор этих строк проявит крайнюю дерзость и объявит Хокинга фантомом. И докажет это в два счёта.

Людей с фамилией Хокинг немало в Англии, США, Канаде, Австралии…Не исключено, что и людей по имени Стивен и с фамилией Хокинг – тоже имеется «энное» количество. Потому, когда мы  вне контекста произносим просто «Хокинг», без конкретизации, то это абстракция, обобщение, ибо Хокингов вообще в материальном мире не существует. Но лишь только стоит конкретизировать данное понятие, то есть, перейти от почти пустого логического круга «общее» (наполняя его содержанием) к «особенному», а затем «единственному», как безликий Хокинг обретает кровь и плоть (английский физик-теоретик и популяризатор науки Стивен Уильям Хокинг, родился 8 января 1942 года в Оксфорде; отец – Фрэнк Хокинг, работал исследователем в медицинском центре в Хампстеде, мать – Изабель Хокинг, работала там же секретарём; был в браке с 1965 по 1995 год с Джейн Хокинг, имеет дочь Люси) и из абстракции превращается в уникального даже из 7 миллиардов землян человека, в реальный объективно существующий социальный объект.

Посему, когда мы повествуем о времени существования Земли относительно Большого взрыва (10 – 20 миллиардов лет), о времени жизни Карла Маркса (5 мая 1818 года – 14 марта 1883 года от рождества Христова), о бытии крылатого насекомого подёнки (от фазы полового созревания составляет от одного до нескольких дней), то темой является объективное и реальное время, как выражение длительности существования конкретных явлений, событий. Если же разговор заходит о времени вне контекста определённых вещей, о времени как свойстве всех без исключения объектов, о времени как свойстве материи – то предметом обсуждения является время как абстракция, как понятие, как философская категория. Однако и во втором случае это свойство абстрагировано (мысленно отнято, почерпнуто, взято с превращением в идеальную форму) из мира вещей.

Человек издревле измеряет длительность событий, применяет к ним масштаб (то есть, соотносит одно событие по продолжительности с другим). Во вторую и третью очередь он проделывает это для удобства (чтобы состоялось свидание «на том же месте, в тот же час»; чтобы все ученики 1 «А» пришли к первому уроку, чтобы прогульщику опять не опоздать на электричку), в первую же очередь – из необходимости выживания. Представьте себе, что произошло бы, если бы хирург-офтальмолог на одну десятую секунды опоздал с воздействием лазера на хрусталик пациента, космонавт с секундным лагом скорректировал действия при стыковке кораблей, машинист минутой позже начал торможение поезда, пекарь на полчаса дольше держал в печи хлеб…И именно успешность операций названных лиц лучше всего доказывает, что время – вещь чрезвычайно практичная, а не надуманная. Кстати, и критерии времени – естественные.

Так, в Международной системе единиц (СИ) за единицу измерения времени взята «секунда». Причём продолжительность её не определяется протяжностью возгласа «Ой!», изданного неосторожным хирургом. Ещё сравнительно недавно временной эталон связывали с движением тел Солнечной системы (эфемеридное время). Ныне (с 1967 года) эталон секунды -9192631770 периодов излучения, соответствующих переходу между двумя сверхтонкими уровнями основного состояния атома цезия-133 при отсутствии возмущения внешними полями.

Потому разумной представляется дефиниция о том, что время – философская категория, отражающая всеобщую форму бытия материи, выражающую длительность событий и последовательность изменений в материальных процессах и системах.

Как видно из определения (а также будет подтверждено последующими примерами), помимо длительности время обладает и таким свойством, как последовательность материальных изменений, которая имеет только один вектор их направленности: из прошлого – через настоящее – в будущее. То есть, течение материальных процессов необратимо. В связи с этим подчёркивают единственность прошлого, то есть невозможность возвращения в то состояние, которое было обусловлено уникальностью состояния объектов в каждый данный миг.

Утверждение о необратимости времени опирается на историческую практику человечества, которая не располагает достоверными примерами противоположного порядка (ни в природе, ни в обществе). Научные данные наблюдательного и экспериментального порядка также свидетельствуют об однонаправленности процессов объективного порядка. И персональная жизнь любого человека поставляет многочисленные случаи того, что всякий без исключения объект движется от зарождения к расцвету и упадку (распаду, исчезновению, смерти).

Так, по некоторым оценкам учёных, Наша вселенная возникла 10 – 20 миллиардов лет назад и в текущем периоде проходит фазу расширения, которая через 20 – 25 миллиардов лет постепенно сменится фазой сжатия с последующим катастрофическим коллапсом (смерть космического образования). Отдельные исследователи оспаривают темпы такого рода изменений, но в целом прогноз разделяют, поскольку он построен на установленных фактах разбегания галактик, замедления разбегания, соотношения тёмной и светлой материй в космосе, расходования энергии и последующей недостаточности этого ресурса для такого строения как Наше мироздание.

Жизненный цикл Солнца оценивается в 10 миллиардов лет. Оно возникло около 5 миллиардов лет назад (стало быть, сейчас его расцвет). Примерно через такой же срок наш космический «прадед» в нынешнем и приемлемом для нас виде перестанет существовать. Такое предсказание выведено не из «кофейной гущи», а из оставшихся водородных запасов светила и мощности его излучения – солнечной постоянной (равной приблизительно 1,37 кВт/на метр квадратный).

Усреднённая продолжительность жизни человека на момент написания этих строк – около 70 земных лет (рождение – развитие – смерть). Геронтологи обещают, что в 22 веке обычный землянин будет жить 100 – 120 лет.

Описаний типичного однонаправленного развития объектов можно найти сколь угодно много, но среди них нет ни единого достоверного о повороте вспять в смысле идентичного воспроизводства событий уже имевших место событий, но с обратным вектором. Отсутствуют такого рода и экспериментальные данные.

Необратимость времени не следует путать с цикличностью и реверсивными моделями развития.

Наиболее известный пример цикличности – сезонность земного климата (общепринятая классификация: зима – весна – лето – осень). В Древнем Египте сезонное чередование даже ассоциировалось с воскрешением и смертью природы. Кстати, год там делился на три сезона в соответствии с разливом Нила и температурой и влажностью воздуха («Половодье», «Всходы», «Засуха»).

Но и редкая для Земли климатическая устойчивость Египта не гарантирует идентичного воспроизводства погодных условий. Так, температура воздуха в Хургаде 31 декабря 2015 года колебалась от 12 до 21 градуса тепла по Цельсию, переменная облачность, преимущественно западный ветер с колебаниями от 1 до 9 метров в секунду, давление от 762 до 767 миллиметров ртутного столба. Те же параметры 31 декабря 2016 года: от 13 до 19 градусов тепла по Цельсию, солнечно (ясно), преимущественно северо-западный ветер с колебаниями от 6,5 до 8 метров в секунду, давление от 764 до 765 миллиметров ртутного столба (данные взяты из электронного архива погоды).

Ну, а о том, что за год в Египте существенно изменились люди, политическая ситуация (трагедия с российским самолётом 31 октября 2015 года), туристическая конъюнктура и т.д., и говорить не приходится. Всё это подтверждает тезис о необратимости течения событий.

Наиболее характерный пример реверсивной модели развития – из истории Франции, когда со времени буржуазно-демократической революции 1789 – 1794 годов и по 1870 год многократно происходила реставрация монархии, а республиканская форма правления последовательно менялась на императорство аж трёх Наполеонов (Наполеон II признавался монархом с 22 июня по 7 июля 1815 года). Однако восстановление единоначалия в правлении страной ни в коей мере в сущности своей не означало возврата в прошлое. На самом деле все эти годы и при императорах, и при республиках различными способами и в различных конкретно-исторических обстановках постепенно производился слом феодализма и укоренялся буржуазный строй. А метания от одной формы правления к другой были обусловлены как борьбой ретроградов-землевладельцев с нарождающимися буржуа, так и грубыми ошибками, которые допускали обе стороны. Этот отрезок французской истории – яркая иллюстрация спиралевидного характера общественного развития (более подробно об этом – в конце настоящей главы).

Конечно, в кинофильмах, да ещё снятых в жанре «фэнтези», допустимы безудержные выдумки. К таковым, в частности, прибег режиссёр Дэвид Финчер в своём известном опусе «Загадочная история Бенджамина Баттона», где главный герой рождается стариком, затем начинает молодеть и вскоре превращается в младенца. Однако с объективной реальностью подобные фантасмагории не пройдут. Вернуть объект в предыдущее идентичное (точно такое же, как прежде) состояние не дано никому и ничему. И вот почему.

Мировой поток событий носит преимущественно стихийный, многофакторный и конфликтный характер. Даже в общественной среде. Так, один человек отправился в ресторан, но поскользнулся, упал и попал в больницу. Другой намеревался закончить на работе отчёт, но начальник отправил его в командировку за тридевять земель. Третий хотел после семинара посмотреть футбольный матч, но застрял в автомобильной пробке. Четвёртый приехал по турпутёвке из Перми в Вену и встретил там знакомого, с которым не виделся двадцать лет. Пятый хочет строить социализм, а его оппонент – исключительно капитализм, и они тянут социум в разные стороны. И всё это – уникальные для каждого из них события, которые складываются, в известной степени, сами собой и в силу случайности и как совокупный результат массы взаимодействующих сил.

Про природную среду и говорить не приходится. Все элементарные частицы (кроме фотона, протона, электрона и нейтрино) нестабильны. Это означает, что они сами по себе, без влияния извне, распадаются, превращаясь в другие частицы. При этом учёные признают, что есть закономерности распада, но когда именно он произойдет, предсказать невозможно. В этом проявляется известная неповторимость каждой из частиц. Непредсказуем и способ их распада.

Аналогичным образом растёт трава, отмирают старые и возникают новые виды животных, формируются погодные явления, вспыхивают сверхновые звёзды…

Разумеется, вся эта неизмеримая и разнородная масса подчинена общим закономерностям мирового потока со стихийно складывающимися рамками. Но внутри этого процесса частная, индивидуальная степень свободы и свободы выбора, в зависимости от природы объекта, существует.

По расчётам астрофизиков космический простор нами открыт и относительно изучен  (в том числе посредством приборов) где-то на 100 миллиардов световых лет (они называют это Видимой вселенной). В этих пределах вмещается до 300 секстиллионов звёзд. Количество атомов близко к значению1082.

И всё это скопище образований (о чём говорилось в пяти предыдущих абзацах), чем беременна Видимая вселенная, излучает и коллапсирует, движется и функционирует, делится и размножается, объединяется и распадается, хочет и желает, мечтает и претворяет, кишит и шевелится (в известных пределах) само по себе…

Теперь вообразите, что некто решил вернуть Видимую вселенную в предыдущее идентичное состояние, абсолютно тождественное тому, что было, скажем, тысячу лет назад. Но ведь реализовать это возможно только сознательно, действуя по плану (установив во всех деталях предыдущую расстановку) и целенаправленно воздействуя на каждую частицу (объект), которая раньше двигалась стихийно (сама по себе), а сейчас за неё придётся это сделать тому самому некто. Такого всемогущего сикстильоннорукого творца просто-напросто нет.

Столь грандиозную и головоломную задачу способны решить, разве что, наши синоптики, предсказывающие погоду…

Вышеизложенная аргументация однозначно свидетельствует, что на химерах о путешествиях в прошлое надлежит поставить жирный-прежирный крест. И не «по кочану», а потому что таков объективный мир. И это отнюдь не схоластическое теоретизирование, не умствование. Акцент на этом сделан по той простой причине, что достоверная доктрина мироздания зиждется лишь на подлинном отношении вещей.

Вышеизложенное также подтверждает такую черту времени, как его относительность, так как течение его не самодовлеюще, не абсолютно, а зависит от видов и состояний материальных систем. Наиболее яркий пример уже приводился: Большой взрыв запустил систему отсчёта длительности существования Нашей вселенной (образно выражаясь, общее, «московское» время). По мере эволюции Нашей вселенной возникали иные системы (меньших масштабов), в которых материальные процессы развивались различными темпами, а потому потребовалось введение «местного времени» (масштабов измерения длительности функционирования локальных объектов).

Хотя некоторые процессы природного порядка подчас создают у людей неосознанное впечатление о том, что внутри них работает не только собственный хронометр, но и их организм имеет некий независимый собственный ресурс жизни, длительность которого одинакова в любой системе. Давайте рассмотрим онтологию этого психологического комплекса. Он формируется как результат относительно устойчивого существования человека (людей): отсутствие природных и социальных катаклизмов, один и тот же климат, неизменные суточные ритмы и т.п.

Однако стоит ввести в земную систему, в рамках которой мы живём, новые условия, как всё резко изменится. Допустим, Земля начинает вращаться в два раза быстрее. Сутки относительно прежнего хронометража (отсчёт ведёт технически совершенный будильник в соответствии с эталоном секунды согласно периоду излучения атома цезия-133) математически удлинятся в два раза. И с этой точки зрения человек сможет жить в два раза больше. Но, поскольку обстановка изменится для здоровья индивидов явно в худшую сторону, то реально их жизнь (по традиционной системе исчисления) существенно сократится.

Более того, в зависимости от того, ведёт человек здоровый образ жизни или вредит своему организму, интересно ему жить или у него отсутствует такая мотивация, соответствующим образом будет меняться и продолжительность индивидуального бытия. Так, сравнительно недавно генетиками Калифорнийского университета (профессор Д. Орниш с коллегами) установлено, что умеренная физическая нагрузка и антистрессовые упражнения удлиняют теломеры – концевые участки хромосом – и тем самым увеличивают продолжительность жизни. То есть, люди в состоянии помещать себя в конкретные системы отношений, ограниченно влияющие на временные факторы.

В 2017 году Нобелевскую премию по физиологии и медицине получили американские исследователи Д. Холл, М. Росбаш и М. Янг за открытие молекулярных механизмов контроля циркадных ритмов. Сущность их открытия заключается в том, что природные циклы, в соответствии с которыми организована жизнедеятельность живых существ (например, суточный период), оказывают влияние на их геном. Формируются гены, которые, подобно внутренним часам, заставляют работать организм согласно традиционным внешним циклам, повышая приспособленность существ (плодовых мушек дрозофил, млекопитающих, в том числе человека) к естественной или социальной среде.

Взаимосвязь и взаимозависимость времени, пространства и движения, как формы проявления взаимодействия объектов (материальных систем), уже отмечалась нами в разделе настоящей главы, посвящённом пространству.

Заключение. Очевидно, что время как длительность материальных процессов – вездесуще. Оно непосредственно вытекает из субстрата субстанции, а проявляется вовне в виде смены состояний объектов, длительности материальных процессов. В этом время уникально и не повторяет ни одно из всеобщих свойств материи. Подводя черту под изложенным относительно времени, констатируем, что критерии соответствия находят полное подтверждение при исследовании данного феномена. Потому время мы вправе отнести к атрибутам материи.

 

Движение как атрибут материи

Вот какое определение даёт данному феномену одна из философских энциклопедий: «Движение – объективный способ существования материи, её абсолютный неотъемлемый атрибут, в самом общем виде – изменение вообще, всякое взаимодействие объектов. Движение выступает как единство изменчивости и устойчивости, прерывности и непрерывности».

Данная формулировка терминологически неудачна в части применения словосочетания “ее абсолютный неотъемлемый атрибут” по отношению к материи, ибо движение принадлежит ей (свойство субстанции), в то время как абсолютный означает “безусловный, самодостаточный, первоначало всего”. Помимо этого, понятие “атрибут” уже означает “неотъемлемый признак”. Потому выражение “неотъемлемый атрибут” – тавтология. Относительно словосочетания “изменение вообще” замечание будет высказано далее.

С учётом изложенных оговорок приведённая дефиниция близка к классической и сущность проблемы, как выражаются в подобных ситуациях, в ней «схвачена». Она потому и близка к доминирующему определению, что отражает подлинную картину материального мира: суть движения – изменение положения объектов, пространственное взаимодействие между ними. Уберите объекты (с производными от них свойствами) – исчезнет и движение.

Частным примером движения является перемещение Земли в космическом пространстве, заполненном полями, планетами, звёздами и т.д. Причём изменение положения Земли (её орбита) в Солнечной системе в наибольшей мере обусловлено взаимодействием нашей планеты с Солнцем, в Нашей вселенной – отдалёнными последствиями Большого взрыва.

Аналогичным образом охвачены изменениями все объекты Нашей вселенной. Предметов, находящихся в состоянии абсолютного покоя не обнаружено. Именно из этого обстоятельства, а также исходя из материального единства мира (Наша вселенная – часть его) делается вывод о всеобщности и объективности движения материи.

Философы также говорят (применительно к данному явлению) об абсолютности (в смысле вездесущности) движения: оно проявляется не только внешне, но имеет место и внутри объекта как качественное изменение его состояния (при этом покой является моментом движения). Возвращаясь к иллюстрации этого момента на примере Земли, констатируем, что лоно планеты тоже подвержено изменениям: обменные процессы в её ядре, сдвиг литосферных плит, нагнетание магмы и т.п.

К основным видам движения материи (в зависимости от направленности) относят: прогрессивный (по восходящей линии), регрессивный (по нисходящей линии), горизонтальный.

Продолжая краткий экскурс посвящённый движению, нельзя не упомянуть о том, что характеризуя его как «изменение вообще», допускают курьёзный философский просчёт. Термин «вообще» означает обобщение, когда на основе анализа массы случаев (объектов) выводят общее правило (абстрагируют признак). Вот как чаще всего толкуют приём обобщения в философских словарях: мысленный переход от отдельных фактов, событий к отождествлению их (индуктивное обобщение); от одной мысли к более общей (логическое обобщение). Или в философских энциклопедиях: это логический процесс перехода от единичного к общему, от менее общего к более общему знанию (например, переход от понятия «теплота» к понятию «энергия»).

Иначе говоря, в данном случае (говоря: изменение вообще) мы имеем место с логическим приёмом, результатом которого является общее понятие (существующее в мозгах более или менее правильно мыслящих индивидов), но не явление объективной реальности. Потому, представляется, корректнее определять движение материи (а не мыслей в голове человека) как всякое (любое) изменение объектов и производных от них явлений и процессов, в том числе изменение их положения в пространстве. Звучит не выспренно и изящно; несколько по бытовому, житейски, зато не допускает двусмысленных толкований.

В связи с изложенным могут последовать возмущённые замечания со ссылкой на то, что даже Ф. Энгельс в «Диалектике природы» писал: “Движение в применении к материи, это – изменение вообще”. Да, писал, но давайте не будем забывать, что данный труд великого мыслителя носил незавершённый характер. Оттого отдельные части произведения носили характер черновых набросков и пометок, предназначенных для самого автора. Нужно также иметь в виду, что многие произведения великого философа, как популяризатора диалектического материализма, были рассчитаны на массового читателя.

Наконец, сам же Энгельс «исправляется» в той же «Диалектике природы», когда отвечает критикам: «Нам говорят, что мы не знаем также и того, что такое материя и движение! Разумеется, не знаем, ибо материю как таковую и движение как таковое никто еще не видел и не испытал каким-нибудь иным чувственным образом; люди имеют дело только с различными реально существующими веществами и формами движения. Вещество, материя есть не что иное, как совокупность веществ, из которой абстрагировано это понятие; движение как таковое есть не что иное, как совокупность всех чувственно воспринимаемых форм движения; такие слова, как “материя” и “движение”, суть не более, как сокращения, в которых мы охватываем, сообразно их общим свойствам, множество различных чувственно воспринимаемых вещей. Поэтому материю и движение можно познать лишь путем изучения отдельных веществ и отдельных форм движения; и поскольку мы познаём последние, постольку мы познаём также и материю и движение как таковые».

Особо нужно остановиться на взаимосвязи движения и такого явления как энергия (соответственно, и на соотношении их в качестве понятий).

Чаще всего энергию (древнегреческое ἐνέργεια — действие, деятельность, сила, мощь) в философии определяют как способность тела к совершению работы, готовность к действию, материальную активность. Из данной формулировки, да и из буквального значения этого античного по этимологии слова, следует, что, во-первых, истоки энергии – в некоем субстрате (материальная активность), а во-вторых, имеется в виду, что эта скрытая до поры до времени способность в итоге воплощается в той или иной форме в движении.

Следовательно, различают энергию (несколько упрощённо), готовую к действию (возможную, потенциальную), и совершающую действие (реализуемую, кинетическую – тело в движении). Продемонстрировать это удобно на примере Солнца. Ранее уже указывалось, что наше светило способно излучать энергию в современном режиме на протяжении приблизительно равном пяти миллиардам лет. Эта одна из характеристик его потенциальной энергии. При этом была указана мощность излучения на единицу площади. Это одна из характеристик его кинетической энергии.

Из изложенного видно, что энергия – составляющая движения, та сторона движения, что черпает начало в теле (субстрате). Проявляется же это во второй, внешней стороне движения – через оболочку субстанции. Такая специфика как раз и отражает особенность движения (равно как и других атрибутов материи – пространство, время): берёт истоки – в субстрате, выражается – вовне.

Лишний раз удостоверить сказанное позвольте классическими формулировками, что есть энергия, разработанными уже физиками. Вот они. “Энергия – скалярная физическая величина, являющаяся единой мерой различных форм движения и взаимодействия материи, мерой перехода движения материи из одних форм в другие”. “Энергия — мера движения материи”. “Энергия – общая мера различных форм материального движения”. “Энергия – это количественная мера различных видов движения, мера перехода движения материи из одних видов в другие”.

Всё сказанное об энергии убеждает нас в том, что данный феномен не существует сам по себе, а всегда представляет собой производное от материального носителя. Воплощает себя энергия в различных формах движения.

В связи с выявленной спецификой энергии, попутно отметим, что данное явление, по указанным выше причинам, никак не может быть отнесено к универсальному свойству материи, ибо не имеет самостоятельного значения.

Ряд философов также причисляют к универсальным свойствам материи саморазвитие. Представляется, что в концептуальном плане существенных различий между понятиями «энергия» и «активность» нет.

А вот что касается движения, то, не вызывает сомнения – оно сполна отвечает критериям соответствия. Движение является всеобщим (свойственно всякому объекту), в виду своего своеобразия не дублирует какое-либо из иных универсальных свойств материи, а также проистекает непосредственно из субстрата субстанции, выражаясь вовне через её оболочку

 

2.3. Проблематика субстратных свойств материи

                     Общие положения        

Перечень атрибутов материи, по-видимому, закрыт раз и навсегда. Это объясняется именно тем, что данные её признаки выражаются через внешнюю сторону объектов. В силу этого они и познаются проще и исчерпывающе, нежели внутренняя сторона объективной реальности. Напомним, что атрибуты потому умственным путём и выделены в особый класс признаков, что они присущи всем без исключения конкретным объектам, с которыми имело дело человечество. Данное положение ещё раз доказывает правомерность деления универсальных свойств материи на внутренние (субстратные) и внешние (атрибутивные).

Сложнее с коренными свойствами материи, поскольку они составляют сокровенную её сторону, а потому непостижимы для невооружённого (тем более некомпетентного) взгляда исследователя. И зачастую во взглядах философов на эту проблему царит не просто путаница, а настоящий произвол. При этом такого рода любители мудрости не утруждают себя доводами и критериями по поводу причисления какого-либо признака к универсальному (к субстратному, внутреннему) либо атрибутивному – такой разницы они вообще не улавливают. Засвидетельствуем это на примере такого явления как развитие, которое целый ряд философов зачисляют в универсальные свойства материи.

       Развитие как свойство материи.

Большая советская энциклопедия, философские словари самого различного рода относят развитие к универсальному свойству материи и характеризуют его как необратимое, направленное, закономерное изменение материи. В порядке иллюстрации приведём толкования того, что есть развитие, из целого ряда аналогичных научных источников:

– особый вид изменения материальных систем, для которого присущ качественный характер;

– поступательное движение, эволюция, переход от одного состояния к другому;

– обусловленные противоречиями ряда систем направленные, необратимые, качественные изменения, господствующие (и включающие их) над хаотическими, обратимыми, количественными изменениям и, приводящие к возникновению явлений с новыми качественными характеристиками.

Вот выдержки по этому поводу из книги известного советского (российского) философа В. Орлова «Общая философия»: «Движение — это изменение вообще, безотносительно к его направлению и результату…Поскольку развитие включает в себя движение, целесообразно для краткости использовать преимущественно термин “развитие”…важнейшим способом существования или формой бытия материи является движение и развитие. Теоретически корректнее было бы назвать …атрибут материи развитием, поскольку движение — абстрактная сторона развития, а не самостоятельный атрибут материи…»

Эти суждения В. Орлова, на наш взгляд, венец и типичный образчик отсутствия строгости понятий. Ведь корректность и строгость понятий – не только педантизм, вытекающий из положений формальной логики, но и настоятельное требование практики (вытекающее из необходимости адекватности познавательного процесса и поступков людей сообразно обстановке). Согласно практическим требованиям идеальное по форме отражение объекта (а потому отличное от него), по содержанию должно соответствовать объекту (корректно отображать его).

Симптоматично, что размещённые выше дефиниции (список отнюдь не исчерпывающий) роднит одна, но определяющая черта – все они описывают различные виды изменений, то есть – движение. Уберите из данных определений термины «изменение», «движение», “переход”, “качественные изменения”, и они станут бессмысленными. Это само по себе уже свидетельствует о том, что развитие производно от движения. То есть, движение первично, развитие – вторично.

Отсюда следствие первое: развитие – не атрибут материи, ибо атрибут это неотъемлемый признак, фундаментальное свойство, необходимый для существования предикат. Атрибут непосредственно выводится из сущности предмета, так как составляет какую-то его сторону. В нашем же казусе развитие оказывается связанным с материей опосредовано – через движение, ибо определяется в качестве различных видов изменений, движений, переходов, эволюций.

В рассматриваемой ситуации не работает и контрдовод В. Орлова о том, что, наоборот, это движение производно от развития. Почему не работает? По той причине, что существо движения составляют любые, всякие, материальные по природе изменения. В то время как те же самые изменения, но с определённой историей, направленностью и определённым образом сформировавшиеся (явление возникло, раскрывалось, усложнялось или деградировало, имело направленность и результат – расцвет, гибель и прочее), воплощаются в развитии.

Так, обмен продуктами человеческого труда имеет место уже при первобытнообщинном строе (между родами и племенами). Но это были случайные, спорадические, единичные акты, никак не меняющие существо данной социально-экономической формации. То же самое касается стадий рабовладения и феодализма. Зато, когда продукт начинает производиться массово и специально для продажи, возникает столь развитый товарообмен, который знаменует собой возникновение капиталистического способа производства. Происходит так называемый скачок – переход простых количественных изменений в качественные.

Отнюдь не случайно Г. Гегель и Ф. Энгельс определяли развитие как движение от низшего к высшему. Равным образом этими двумя великими мыслителями использовался и интегральный подход при раскрытии полного содержания развития: прогрессивная ветвь движения, как магистральная, доминирующая тенденция; а также регресс и циклические (одноуровневые) изменения, как частные моменты, подчинённые общему мировому потоку восхождения.

Если же согласиться с В. Орловым в той части, что движение – «абстрактная сторона развития», то оно перестаёт быть атрибутом и превращается в придаток развития. Следствием принятия этого тезиса становится то, что, в угоду В. Орлову, нужно менять всю систему философских категорий. Мероприятие крайне трудозатратное, но, в принципе, реализуемое – в голове возможны любые мыслительные операции. Вот только в объективной реальности действительное соотношение явлений не поменяешь.

Ну, а высокохудожественный головоломный перл В. Орлова на тот счёт, что движение как свойство объективной реальности – «не самостоятельный атрибут материи», вообще сложно комментировать. Это тождественно сентенции проблемного мужчины о «несамостоятельной эрекции»…

Однако, мало подвергнуть критике выдвинутое положение, мало доказать его несостоятельность и показать, что развитие – не атрибут материи. Ведь это всего лишь обоснованное отрицание. Созидание заключается в выдвижении позитивного тезиса. В демонстрации того, что же в таком случае есть развитие. При этом важно не впасть ещё в одну крайность и не подменить понятие «развитие» понятием «прогресс». Для этого, во-первых, необходимо вспомнить, что собой представляет последнее из упомянутых явлений.

Традиционно под прогрессом (латинское  progressus – движение вперёд, успех) понимают направление развития от низшего к высшему, поступательное движение вперед, повышение уровня организации, усложнение способа организации (противоположность – регресс). Отсюда видно, что прогресс, регресс, циклические одноуровневые движения – различные ветви развития. Современное понимание развития включает в себя эти три ветви как части единого процесса, но при доминировании восходящего движения (интегральный подход).

Во-вторых, анализ многочисленных (более или менее корректных) дефиниций развития показывает, что акцент в них сделан на формировании объектов и явлений, их эволюции объектов и явлений. Но в основе этого лежат разнообразные виды и формы движения (изменений), что в конечном итоге выражается в некоем новом качестве. Как то: восхождение человечества, регресс неандертальца, спад производства, циклические обороты Земли. Именно в фиксации присущего объективному миру порядка материальных изменений заключается собственное содержание развития. И три знаменитых закона диалектики, в системном виде сформулированные Г. Гегелем (единство и борьба противоположностей, переход количественных изменений в качественные, отрицание отрицания) в сущности своей есть описание того, как движущиеся (обязательно движущиеся) материальные объекты причинно обуславливают взаимодействие и эволюцию друг друга. Стоит мысленно лишить предметный мир изменений, и гегелевская диалектика в интеллектуальном смысле моментально погибает.

При всём при том, даже у объективного идеалиста Гегеля, когда он раскрывает диалектику собственно природы, именно элементарные, примитивные виды материальных изменений детерминируют начало того, что вырастает в величественные материальные системы. Последовательность именно такова, поскольку Гегель почерпнул её из стихийных процессов. Равным образом и К.Маркс зарождение капиталистического способа производства корректно видит в “ничтожнейших” для непросвещённого глаза изменениях, которые шаг за шагом превращают продукт труда, созданный человеком для собственного потребления, в товар, произведённый для продажи. Он показал, как из “зародышевого” противоречия в продукте труда (“товар как потребительная стоимость” – “товар как стоимость”) выросла новая социально-экономическая формация – капитализм.

Для полноты исследования сошлёмся и на такое явление как биологическое воспроизводство человека. Оно проходит три стадии. Первый период, начальный, длящийся одну неделю – возникновение и формирование зиготы (диплоидная клетка, образующаяся в результате оплодотворения – слияния яйцеклетки и сперматозоида). Второй, зародышевый, продолжительностью со второй по восьмую недели – закладка и обособление основных органов и тканей с последующим объединением всех частей организма в единое целое.  В возрасте 8 недель эмбрион приобретает основные морфологические признаки человека во внешнем облике и во внутренней организации. Третий, плодный – с девятой недели до рождения.

Вышеизложенное – не что иное, как описание процесса внутриутробного развития ребёнка. Однако добросовестное описание его подлинных стадий  вовсе не означает участие в нём. Дотошная фиксация закономерностей процесса никоим образом его течение не детерминирует и не означает сам процесс. «Сто талеров в кармане и сто талеров в голове – разные вещи» (изречение И. Канта в народной обработке). Что мы этим хотим сказать? Ровно то, что ни грана развития, как материальной составляющей, участвующей в формировании плода, здесь нет. И сам Георг Вильгельм Фридрих Гегель не покажет вам некую гранулу внутри предмета и с таинственным придыханием не проронит: «Вот оно – развитие! И оно есть в каждом объекте!».

Зато есть подмеченный человеком объективно действующий механизм, согласно которому мир вещей (каждая вещь!) закономерно проходит определённые фазы своего существования. О чём эта “неумолимость”, эта “обязательная одинаковость” говорит? Да всё о том же: о материальном единстве мира; об одинаковом устройстве каждого из объектов в глубинной его сущности; о неизбежной составляющей в любом из них – субстанции.

И наоборот, законы диалектики «не сидят» в виде неких сущностей внутри материального образования и «не продвигают» его прогресс. Помимо предметов и свойственного им алгоритма движения, никакого развития в объективированном виде не существует. Как не существует пространства в виде “ящика Ньютона” или времени в форме “общемировой реки Ньютона”. Материальных процессов (движения в чистом виде) в отрыве от порождающих их объектов не бывает.

Если механизм функционирования (движения) объективного мира рождён вещами, то развитие – его инобытие, отражённое в идеальной форме (“сидящее” в наших головах).

Таким образом, развитие – это обобщенное, сжатое, типизированное описание процесса бытия всякого объекта (рождаемого им явления).

Отсюда и гносеологическое определение развития – это философская категория, представляющая всеобщую форму материального движения (прогрессивного, регрессивного, циклического). Онтологически же развитие выражается в типичном порядке (алгоритме) раскрытия объектами своего потенциала. В этом смысле развитие – всеобщее свойство объектов, производное от протекающих в них изменений.

Следовательно, если развернуть урезанную схему философских категорий, отражающую действительную причинно-следственную связь в материальном мире, то она будет такова: материя (субстанция) – движение – развитие. Если мысленно дерзнуть и поменять движение и развитие местами, то тогда движение перестаёт быть атрибутом (такому мудрецу предстоит не только совершить переворот в философии, но и в объективной реальности, перевернув вещи с ног на голову). Если развести движение и развитие по разные стороны от субстанции (материи), в этом случае возникает необъяснимое дублирование: изменение объектов и материальных процессов лежит в основе и того, и другого. Налицо нарушение материального единства мира.

Стало быть, непосредственно из материи развитие не выводится, оно производно от движения, а потому не подлежит отнесению универсальным свойствам материи (ни к атрибутам, ни к субстратным признакам).

Продолжая разговор о развитии, следует отметить ещё одну особенность этого явления. Прогрессивная ветвь его отнюдь не представляет собой неуклонное и плавное восхождение от простого к сложному. Прогресс представляет собой своеобразную спираль, когда на очередном витке происходит кажущееся возвращение к уже пройденному этапу эволюции. Так, В. Ленин в статье «К. Маркс (Краткий биографический очерк с изложением марксизма)», указывая на то, что Г. Гегель, К. Маркс и Ф. Энгельс отмечали спиралевидность развития, говорит: «Развитие, как бы повторяющее пройденные уже ступени, но повторяющее их иначе, на более высокой базе («отрицание отрицания»), развитие, так сказать, по спирали, а не по прямой линии».

Почему же путь из прошлого в будущее столь извилист? На этом стоит остановиться специально. Тому есть четыре причины: две из них объективно обусловлены, природа третьей – субъективно-объективная, четвёртой – исключительно субъективная.

Первая причина. В подразделе настоящей главы мы уже вкратце рассказывали о странице французской истории 18 – 19 веков, когда неоднократно происходила реставрация монархии, столь же регулярно уступавшая место республиканской форме правления. Это были воистину лишь кажущиеся возвраты, когда на виду происходила смена политических надстроек, под их же покровом неуклонно шла борьба нарождающегося капиталистического способа производства с феодализмом (буржуазии с землевладельцами), закономерно завершившаяся победой первого (в порядке написания, но второго – с точки зрения хронологии).

Столь же драматически происходило становление буржуазного строя в Нидерландах с середины 16 века, сопровождавшегося Восьмидесятилетней войной, борьбой за независимость с Испанией, а также (ирония истории) становлением голландской колониальной системы.

В кровавой, и не только классовой, борьбе происходило становление нового социально-экономического уклада на туманном Альбионе. Английская буржуазная революция 17 века сопровождалась и тремя гражданскими войнами, и угнетением несогласных шотландцев, валлийцев и ирландцев, и ниспровержением старой католической церкви.

Вывод: новое, вырастая из старого, всегда утверждает себя в борьбе с прежней средой, в том числе приспосабливая и преобразуя эту среду под более прогрессивные порядки. Потому переход в иное состояние, на более высокий уровень не может быть прямым (это следствие касается и трёх других причин, обуславливающих спиралеобразную траекторию развития).

Подобное утверждение верно и для природной сферы. Сомневающимся, для начала, достаточно ознакомиться с трудом Ч. Дарвина «Происхождение видов путем естественного отбора или сохранении благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь».

Чуть отвлекаясь от основной темы, нельзя не заметить следующего. Примеры из относительно недавнего прошлого Западной Европы свидетельствуют, что капитализм даже в своём историческом лоне утверждался в долгих и страшных потугах. Не говоря уж про остальной мир. Потому эскапады либералов на тот счёт, что эта формация, как и неограниченное господство частной собственности,  наиболее естественны для человеческой породы – не более чем миф, сочинённый ангажированной публикой. Более того, уже сегодня земляне переживают переходный период к более совершенному укладу. Он формируется у нас на глазах. Но протекает этот процесс, что закономерно, в муках.

Вторая причина. Сознание адекватно мыслящего человека не является зеркальным отражением в идеальной форме объективной реальности. Оно не останавливается на внешней стороне при познании мира вещей, то есть на уровне явления. Оно стремится к постижению сущностных, внутренних связей и свойств объектов, которые являются определяющими в процессах материального порядка. И это при том положении, что все объекты устроены таким образом, что имеют внутреннюю, сокровенную сторону, и внешнюю, являющуюся миру.

Помимо прочего, нельзя упускать из видут тот момент, что доминирующей тенденцией материи является движение от микрочастиц к более крупным образованиям, от простого к сложному, от низшего к высшему. Отсюда данный процесс в начертательном плане представляет собой восхождение. Вследствие этого последующие материальные образования, слои, формы накрывают собой предшествующие, скрывая их устройство (этим также объясняется разница между сущностью и явлением), что осложняет процесс познания. Ещё больше усиливает трудность разгадки человеком внешнего мира и то обстоятельство, что мир вещей развивается на беспредельных просторах различными темпами, отчего в различных его областях формирование объектов (при следовании общим закономерностям) имеет специфику, особенности.

Если пофантазировать и вообразить, что люди всегда и везде были бы современниками, очевидцами тех событий, в результате которых предметный мир вечно прогрессировал от элементарных устройств к более совершенным и “навороченным”, то космическая обитель не составляла бы для него тайну. Тогда бы и проблемы, стоящие перед человеком, он решал бы заблаговременно и без тех ошибок и издержек, которые допускает ныне. Увы, этого нет, а потому мыслящее существо познаёт материю, подчас в неимоверных усилиях вскрывая её покровы.

Третья причина. Отчасти зависящая от человека – слабость экспериментально-производственной базы, позволяющей не только проникнуть вглубь материи, чтобы узнать её «конструктивные особенности», но и верифицировать догадки и гипотезы, отработав их переустройством бытия.

Четвёртая причина. Субъективного порядка: наши когнитивные и гносеологические ошибки при изучении и разрешении теоретических и практических задач. О них много говорилось выше, что избавляет от необходимости дополнительно останавливаться на этом.

Выше отмечалось, что объективный мир представляет собой движущийся поток, в котором доминирует прогрессивная линии развития. На различных этапах становления развития материи подъём обеспечивают материальные носители, составляющие так называемый исторический позитив. На современной стадии эволюции Нашей вселенной прогресс возможен исключительно через социальную форму материи. Поскольку, в отличие от стихийного способа бытия, социум обеспечивает развитие сознательными методами переустройства, постольку настоящую фазу прогресса уместно обозначить как стезя восхождения.

При завершении темы о развитии неизбежно возникает вопрос: так что же, это была сугубо умозрительная беседа? Тем более, если в качестве материального образования, хотя бы в качестве минимального вкрапления “развития” в объективной реальности нет. Отнюдь. Понимание того, что всякий объект, а равно и вызываемый им к жизни материальный процесс проходит в строгой последовательности обязательные ступени, позволяет творческим людям действовать грамотно, исключая или корректируя ошибки как в конкретных ситуациях, так и при общем программировании и планировании своей деятельности. Но такой путь результативен исключительно в том случае, если субъект адекватно воздействует непосредственно на объект или создавая нужные условия для него, а не на детерминированные объектом последствия.

В связи с этим возвращаясь к процессу внутриутробного развития ребёнка, уместно рассказать о том, как научно-практический метод «плод как пациент» (относительно новое направление в перинатологии – фетальной хирургии) широко применяется в современной медицине. Одна из самых первых, а потому и резонансная фетальных операций на открытой матке была выполнена в 1999 году. У 21-недельного плода Самуэля (так потом, после рождения, назвали мальчика) был диагностирован редкий дефект позвоночных дужек, приводящий к развитию спинномозговых грыж. Без устранения изъяна плод был обречён на паралич нижних конечностей. Американский хирург Д. Брюнер успешно провел внутриутробную операцию. 2 декабря 1999 года Самуэль родился доношенным и здоровым. Ныне он благополучно достиг совершеннолетия. По состоянию на момент написания данных строк в мире проведено более семи тысяч подобных операций.

Однако научно-технический прогресс неостановим. Учёные понимают, что недостатки здоровья эффективнее предотвращать, нежели исправлять. В повестке дня – вмешательства в виде генетических операций на неродившихся детях теперь на стадии эмбрионального развития. Опыты на животных уже дали устойчивые и успешные результаты. После этого учёные Института Фрэнсиса Крика в Лондоне получили разрешение генетически модифицировать человеческие эмбрионы с помощью технологии CRISPR/Cas9 (группа под руководством доктора К. Ниакан) для лечения наследственного заболевания крови, гемофилии B.

Группе южнокорейских и американских ученых под руководством Ш. Миталипова посредством так называемого генного редактирования удалось избавить эмбрион человека от дефектного гена, приводящего к развитию тяжелого заболевания – гипертрофической кардиомиопатии.

Команда китайских  исследователей (университет им. Сунь Ят-сена) использовала технику под названием «базовое редактирование», чтобы исправить одну ошибку из трёх миллиардов «букв» нашего генетического кода. При этом ими модифицирована технология CRISPR для применения к неоплодотворённой яйцеклетке и сперматозоидам в целях устранения генных дефектов ещё на стадии экстракорпорального оплодотворения.

Иначе говоря, процесс репродукции человека в современную эпоху успешно корректируется (причём сугубо материальными факторами, а не отвлечённым понятием «развитие»), однако изменить существо этого явления, а также отменить обязательные фазы формирования ребёнка, не дано никому. Разумеется, если речь идёт о воспроизводстве именно человека, а не какого-либо иного существа.

Небезынтересно будет также привести в порядке иллюстрации выдержку из практикума по технологии растениеводства Тамбовского государственного технического университета (2013 год): «Все растения в течение вегетационного периода от прорастания семени до созревания новых семян, проходят определенные фазы, которые тесно связаны между собой и последовательно сменяют друг друга. Наступление каждой фазы устанавливают глазомерно по внешним морфологическим признакам растения, характеризующим количественные и качественные изменения, происходящие в живом организме. Такие наблюдения называют фенологическими. На каждом этапе роста и развития растения испытывают различные потребности в питании, влаге и других факторах жизни. Поэтому знание фаз роста позволяет осуществлять контроль за состоянием посевов и своевременно осуществлять необходимые агротехнические мероприятия, направленные на удовлетворение потребности растений в том или ином факторе жизни. В процессе развития растения зерновых хлебов последовательно проходят следующие фазы: всходы, кущение, выход в трубку, колошение (или вымётывание) цветение и созревание. Появлению всходов предшествует набухание семян и их прорастание. Скорость набухания посеянного зерна зависит от влажности, температуры и аэрации почвы».

И далее в этом пособии конкретно показано, какими практическими агротехническими действиями растениеводы в состоянии положительно влиять на выращивание зерновых (воздействуя на них или создавая условия для них), при этом строго следуя основным фазам естественного созревания растений.

Многие учёные также называют в качестве универсального свойства материи саморазвитие. Полагаем, что в концептуальном плане принципиальной разницы между понятиями «развитие» и «саморазвитие» нет.

 

Субстратные свойства материи

Аналогичным образом (как в вопросе с развитием) на научную, то есть объективную, основу должна быть поставлена проблема субстратных (внутренних) свойств субстанции (материи).

Сразу нужно оговориться, что вопрос этот носит полемический характер и не может быть закрыт с сегодня на завтра. В том числе и по той причине, что в отличие от атрибутов, внутренние признаки сокровенны, скрыты множеством наслоений, возникших в ходе возникновения всё новых и новых образований и форм материи.

По мере проникновения человека в глубинные структуры материального мира, ему открываются невидимые ранее черты, а также по-новому предстают их внешние проявления, которым мы прежде не придавали должного значения.

Однако это вовсе не значит, что мы должны согласиться с произвольным наполнением содержания данной проблемы такими тезисами, несуразность которых может быть выявлена сейчас (в том числе посредством применения критериев соответствия).

Если изначальность таких внутренних свойств субстанции как телесность, несотворимость и неуничтожимость, отражение, детерминированность и причинность, на наш взгляд, неоспоримы и верифицированы научными открытиями, человеческой практикой и предыдущей аргументацией, изложенной в настоящей работе, то иные нуждаются в обосновании.

А к таковым в научной среде наиболее часто, относят: вечность существования во времени и бесконечность в пространстве, познаваемость, активность, саморазвитие, объективность материи (и некоторые другие).

 

О вечности существования материи во времени.

Прежде всего, отметим явную терминологическую неточность в данной формулировке, ибо, когда говорят о вечности существования материи во времени, то последнее предстаёт не только как независимая от материи сущность, но и, даже, сущность более высокого порядка, в которую материя помещена, в которой материя существует. Уж если обосновывать данное свойство, то излагать формулу безотносительно ко времени: «вечность материи».

В этой связи небезынтересно отметить, что немецкий философ Ф. Шеллинг, раскрывая понятие вечности, отмечал: “Истинная бесконечность – это не такая бесконечность, которая исключает всякое время, а такая, которая содержит в самой себе время (вечное время) подчиненным».

Далее приведём традиционные для современного периода дефиниции вечности:

– свойство и состояние существа или вещества, безусловно не подлежащего времени, то есть не имеющего ни начала, ни продолжения, ни конца во времени; такова вечность существа абсолютного;

– безначальная и бесконечная длительность;

– вечность – это бесконечность времени, атрибут материального мира в целом, характеризующий несотворимость и неуничтожимость его.

Полагаем, что следует согласиться (с последующими оговорками) с данными определениями в той части, что вечность – вневременное явление, поскольку длительность существования (от и до) присуща исключительно конкретным вещам. К материи же неприменимы мерки длительности, так как невозможно измерить то, что не имеет ни начала, ни конца.

И наоборот, поскольку объективная реальность – бесконечная совокупность объектов, то с возникновением конкретных объектов и появлением взаимоотношений между ними, возникает частная временная система отсчёта. Ибо конкретные объекты конечны, как и длительность их бытия, а потому к ним применим временной масштаб.

Формула, что «вечность – это бесконечность времени, атрибут материального мира в целом, характеризующий несотворимость и неуничтожимость его», приемлема в той части, что вечность – характеристика, признак несотворимости и неуничтожимости материи. Действительно, при гипотетическом отсутствии материальной составляющей, исчезает и время, и вечность, так как не будет тех материальных процессов, к коим прикладывается (или как попытка приложения в отношении вечности) мерка длительности. С другой стороны, свойство несотворимости и неуничтожимости материи ущербно, если оно не включает в себя вечность как внутренний момент (то, что сотворимо и уничтожимо, уже не вечно). Следовательно, вечность выводится из такого коренного свойства материи (внутреннего свойства субстанции) как несотворимость и неуничтожимость, а потому не имеет самостоятельного предмета и не является универсальной чертой материи.

 

О бесконечности существования материи в пространстве.

Для данного философского постулата характерен тот же самый терминологический  порок, что и для предыдущего (вечность существования материи во времени). Если уж и вести речь, то только о бесконечности материи, потому что «бесконечность существования материи в пространстве» означает, что существует независимая от материи сущность – «пространство» (ньютоновский ящик), в который объективная реальность помещена. Но если имеется в виду корректный тезис «бесконечность материи», то по своей сути это означает бесконечное количество объектов материального мира, а потому нет начала и нет конца их протяжённости.

Формулировку именно в таком контексте: универсальное свойство материи как её бесконечность (с учётом положений ранее высказанных оговорок о пространстве), казалось бы, можно принять. Ведь даже Ф. Энгельс в «Диалектике природы» писал: “Всякое истинное познание природы есть познание вечного, бесконечного, и поэтому оно по существу абсолютно”. Хотя, всё же, данное свойство граничит с характеристикой материального пространства (которое есть не что иное, как  совокупность объектов). И в не меньшей степени смыкающийся с таким свойством, как несотворимость и неуничтожимость. Судите сами, что это за несотворимость и неуничтожимость без материального носителя? То есть, без всё той же бесчисленной совокупности объектов, о которой писалось чуть выше. Стало быть, данный вопрос нуждается в дальнейшей проработке.

 

 Об объективности как свойстве материи

Если под этим свойством подразумевается, то, что материя противоположна сознанию, или то, что она как философская категория отражает всю совокупность объектов, то это не более чем повтор. Это – то же самое, что масло масляное. Или материальная материя. То есть, собственно сама объективная реальность. Тогда такая интерпретация не только теряет всякий смысл, но и методологически неверна, ибо допускает отождествление частного свойства с целым.

Между тем, как следует из анализа высказываний на данную тему, имеется в виду нечто другое. Вот такого типа цитата, ставшая уже общим местом в определённого рода философской литературе. «Объективность существования. Это свойство материи наиболее доступно для понимания. Объективное – это существующее независимо от воли и желания человека, т.е. субъекта. Субъект – это и человек, и мыслящий индивид, а всё то, что есть вокруг мыслящего субъекта, будь оно на Земле или в небесах, составляет объективно существующее материальное бытие. Объективным для человека является и само общество, хотя и состоит оно из мыслящих субъектов». Из цитаты следует, что под объективностью как свойством материи понимают её неидеальная природа, её независимость от сознания.

Иначе говоря, имеется в виду гносеологическое определение В. Ленина, которое он дал материи, противопоставляя её сознанию в рамках основного вопроса философии (В. Ленин: «Ибо единственное “свойство” материи, с признанием которого связан философский материализм, есть свойство быть объективной реальностью, существовать вне нашего сознания”). Однако Ленин упоминал материю в гносеологическом отношении.

В контексте же обсуждаемой проблемы о признаке объективности материи говорится несомненно в онтологическом плане. Как, допустим, о качестве алмаза быть твёрдым. Вот с таким толкованием объективности как свойства материи категорически нельзя согласиться, так как именно в этом случае наличие материи как раз и ставится в зависимость от наличия сознания: есть сознание – есть материя; нет сознания – нет материи. Ведь дефиниция В. Ленина построена именно на противопоставлении принципиально различных по своей природе явлений.

Не следует забывать, что существовали времена, когда человечества (или другой «высокоорганизованной материи», рождающей сознание) и в помине не было, что на факте существования тогда объективной реальности ровно никаким боком не сказалось. Как и на появление или исчезновения у объектов мифического свойства объективности.

При всём при том, если мы вновь обратимся к вышеприведённому высказыванию В. Ленина, то увидим, что слово «свойство» у него взято в кавычки и применено по отношению к такому явлению, как объективная реальность. Он не говорит об объективности как свойстве материи.

Ф. Энгельс и В. Ленин неоднократно подчёркивали, что противопоставление человека природе, сознания – материи весьма условно и допустимо исключительно в рамках основного вопроса философии, то бишь, в сугубо теоретическом плане, в гносеологическом аспекте. Потому что в онтологическом плане человек – такое же материальное, природное существо, как и всё прочее, а сознание – лишь особое свойство, присущее ему.

Термин же объективность в быту или с точки зрения формальной логики применяется как  суждение, не зависящее от субъективных вкусов и предпочтений. То есть стремящееся в своей точности соответствовать отражаемому объекту.

Одновременно требование объективности является одним из составляющих научного метода, опять-таки с целью приближения научного результата (знаний) и интерпретации (опыта) к истине – действительному положению вещей.

Это также показывает, что объективность (в контексте обсуждаемой тематики) – это не свойство материи, а стремление человека к действительному постижению мира, к адекватности действий в условиях объективной реальности (в субъективной реальности некоторые выделывают чёрт-те знает что).

 

О познаваемости как свойстве материи

Утверждение о том, что познаваемость – свойство материи, из той же «оперы», что и объективность материи. В нём исходные отношения в связке «материя – сознание» перевёрнуты «с ног на голову».

Есть способность сознания познавать объекты. И она, эта способность, как и сознание в целом, порождены высокоорганизованной материей, которая, в частности, обладает устойчивостью, стабильностью (наряду с изменчивостью, протекающей в определённых формах и по определённым законам природы). Если бы объективная реальность находилась в состоянии перманентных сиюминутных превращений, если бы в ней не доминировала тенденция постоянства (сохранения некой неизменной основы), то вот тогда ни один субъект не только не мог бы познать её, но и не смог бы действовать адекватно.

Иначе говоря, наряду с некоторыми иными обстоятельствами, главным  и необходимым условием возможности познавательного процесса со стороны субъекта выступают несотворимость и неуничтожимость материи, а также такие стороны этих свойств, как изменчивость-устойчивость (стабильность-превращение). Именно вследствие этого мир объектов относительно устойчив, функционирует по присущему ему порядку, из чего человек и выводит законы и закономерности.

При рассмотрении данной темы действует всё тот же, выше уже приводившийся довод: была ли природа познаваема, до появления человека? Да тогда такой проблемы и ставить было некому. Однако стабильные механизмы функционирования стихии существовали.

Таким образом, способность к познанию – свойство сознания. Причём, здорового, адекватного сознания. Ибо человек с больным воображением не в состоянии постигнуть тайны даже такого материального мира, который функционирует устойчиво, системно, по имманентному ему алгоритму (подверженность изменениям, при сохранении неизменной основы).

Завершая главу о свойствах материи, хотелось бы ещё раз сделать акцент на том, что автор далёк от того, что в ней изложена истина в последней инстанции. Это была всего лишь попытка поставить разрешение данной проблемы на научную основу. Так как, в зависимости от этого, будет выстроена и картина мироздания.

И не только. Ведь от ответа на вопрос о том, что есть свойства материи, от их соподчинённости зависит и адекватность действий человека в практической деятельности. Так, грамотно действующий субъект уже сегодня в состоянии влиять на качество вещей, улучшая их, создавая их аналоги, а то и вовсе продуцируя небывалые материалы и продукты.

Таким образом, материя обладает как некоторыми универсальными свойствами, через которые реализует свой бесконечный потенциал, так и иными (вторичными, третичными, преходящими) признакам и свойствами, что возникают в процессе её вечного и бескрайнего движения. В ходе этого в объективной реальности возникают как объекты частного значения, так и крупные устойчивые образования с присущими им типичными (повторяющимися) чертами, которые философы назвали основными формами материи.

 

 

                                                III. ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ  МАТЕРИИ

 

                                                    3.1. ОБЩИЕ  ПОЛОЖЕНИЯ

 

Так как потенции материи неисчерпаемы, то она порождает беспредельное по богатству количество форм. Тем не менее, объекты, возникающие на соответствующей стадии развития объективной реальности, то есть в сходных условиях, наделяются (наряду с общими фундаментальными свойствами, характерными и для предшествующих форм) и некоторыми специфическими признаками. При этом новые свойства позволяют этому классу объектов существовать по невиданному прежде порядку (способ бытия).

Отсюда традиционно под основной формой материи понимают совокупность объектов и систем, обладающих единым качеством на основе общих для них специфических свойств, которые определяют новый способ её существования.

Первым такого рода группировку разработал Ф.Энгельс. В своём нетленном труде “Диалектика природы” он выделил пять основных форм движения материи: механическое движение (простое перемещение материальных тел в пространстве); физическое движение (различные взаимодействия материальных тел); химическое движение (взаимодействия, изменения и превращения различных веществ), биологическое движение (сложные процессы изменения и развития, происходящие в живой природе); социальное движение (изменения, процессы, события, происходящие в человеческом обществе). Дальнейшее развитие науки показало, что механическое движение, как наиболее элементарный вид перемещения, в том или ином преобразованном виде включён в другие основные формы движения материи.

Энгельс также отмечал, что низшие (более простые) формы движения материи являются предпосылками возникновения высших (более сложных). При этом предшествующая форма не просто играет роль базиса для последующей (как из кубов механически складывается фундамент дома), но генетически включается в более сложное образование тем историческим позитивом, что сохраняет актуальность (объективную необходимость) для нового образования. Такой «эстафетой» обеспечивается необходимая преемственность, в результате которой новая структура не только не является чуждой уже существующей среде, но является её органическим и оптимальным продолжением. При этом прогресс извечно является доминирующей тенденцией в развитии.

Поскольку наукой и практикой верифицирован неоспоримый факт, что материя движется от простого к сложному, сегодня парадигмой является тот вывод относительно прошлого объективной реальности, что возникновению физической формы материи предшествовали неисчислимые более простые образования. Ф. Энгельс и В. Ленин имели в  виду, в частности, и это обстоятельство, когда говорили о неисчерпаемость материи вглубь.

Более дискуссионным является вопрос о будущем материального мира. Анализ данных относительно макроструктуры космоса показывает, что основание, которое составляют низшие формы материи по отношению к высшим, неуклонно сужается: натуральная масса каждой последующей формы материи существенно меньше предшествующей.

Так, в Нашей вселенной, согласно последним данным, доля (в терминологии физиков)  «тёмной материи» и «тёмной энергии» (материальные образования, от которых пока не зафиксировано никаких видов излучений) оказывающих ощутимое гравитационное воздействие на крупные космические объекты, составляет от 70 до 95 процентов. От 5 до 30 процентов массы Нашей вселенной составляет так называемая (опять же на лексиконе физиков) барионная материя («обычные» атомы, протоны, электроны и т.д.).

Относительно удельного соотношения между «тёмной материей» и «тёмной энергией» с одной стороны, и барионной материей – с другой, учёные не пришли к единодушию. Пока не ясна и природа «тёмной материи» и «тёмной энергии», хотя исследователи едины в том, что это разновидности физической материи.

В барионной материи до 98 процентов массы занимают атомы водорода и гелия (в соотношении, примерно, 4:1), а на оставшиеся 1 – 2 процента приходится доля прочих химических элементов. При этом водород и гелий функционируют преимущественно в качестве атомного топлива в недрах звёзд, а их масса в планетарных образованиях в качестве химических элементов, по сравнению с массой в термоядерных реакциях, совершенно незначительна.

То есть, удельный вес химической формы материи в Нашей вселенной на несколько порядков меньше, нежели физическая составляющая. Вот и доля Солнца (фактический атомный реактор) в солнечной системе составляет 99,8 процента от общей массы.

Оценки учёных в отношении живой материи на Земле разнятся. Но по средним прикидкам общий вес растительной массы колеблется около 10 000 миллиардов тонн, а животной – около 10 миллиардов тонн. Это составляет приблизительно 0,01 процента веса всей биосферы с ее твёрдой, жидкой и газообразной средой обитания, и 1/11000000 часть от массы всей земной коры.

Мы, разумеется, сознаём, что социальная форма материи не сводится к биомассе человечества, но, тем не менее, показательными являются расчёты, опубликованные в журнале BMC Public Health:  суммарный вес жителей Земли составляет, примерно, 287 миллионов тонн (по состоянию на 2012 год).

Исходя из принципа материального единства мира, такого рода закономерность (в части распространённости форм материи) должна быть присуща, в той или иной мере, объективной реальности в целом, а значит – всем иным мирам, возникших в результате реакции, подобной нашему Большому взрыву.

То есть, в этом плане налицо, если прибегнуть к геометрическим выразительным средствам, пирамидальный характер развития. В основание такой пирамиды заложена физическая форма развития, в срединной части – химическая и биологическая, в вершине – социальная.

Неисчерпаемость материи, её несотворимость и неуничтожимость, а также превалирующий в общем мировом потоке прогрессивный вектор движения должны вслед за социальной формой материи обусловить появление нового образования всевселенского значения – сверхсоциальной формы материи. Такова объективная логика самого мироздания. Однако, далеко не все философы придерживаются такого рода мнения, вытекающего из посылок общего характера.

 

  3.2. ПРОБЛЕМАТИКА  МИРОЗДАНИЯ  БУДУЩЕГО

 

Наиболее разработанной концепция бесконечного существования социальной формы материи и человечества как высшей и непревзойдённой точки развития предстаёт в трудах философа В. Орлова. Она базируется на трёх “краеугольных камнях”.

Первый из них. В своём произведении “Общая философия” В Орлов, исходя их пирамидального характера распространения основных форм материи, прибегает к графическим средствам изображения и строит классический замкнутый конус (с ограниченным основанием и законченной вершиной). Естественно, увенчивает сей конус социальная форма материи, выше которой ничего быть не может.

Далее уважаемый мыслитель, мотивируя окончание истории в этом плане, поясняет, что социальная форма – особенная в сравнении со всеми её предшественницами, поскольку на этой стадии развития возникает сознание – уникальный феномен, коего  прежде не было.

И третий довод. По логике В. Орлова, человек, обладая сознанием, способен к неограниченному познанию и преобразованию окружающей действительности. В силу этого конус будет расти, но в вершине его всегда будет социум.

Правда, автор тут же оговаривается, что для людей всё же существуют пределы природного характера – коллапс части или всей вселенной. Ведь во власть человеку В. Орлов отдаёт только мегагалактику. Стало быть, финал у него получился как в старой русской поговорке: замах на рубль, удар – на копейку. Социальной вечности не вышло. Она предстаёт ущербной, так как, в конечном итоге, социум подчинён стихийным силам и находится в полной зависимости от космического коллапса.

Помимо этого, нельзя не отметить и другие существенные противоречия в его доктрине. Так, В. Орловым проигнорировано то обстоятельство, что выстроенный им конус, с точки зрения сугубо геометрической, будет иметь завершённый характер исключительно в том случае, если процесс развития ограничить Нашей вселенной, имеющей материальные пределы (согласно геометрическим свойствам конуса, если площадь его основания имеет предел, то и его объём тоже имеет предел). То есть, даже если некритически принять точку зрения В. Орлова, она носит частный характер и применима исключительно для той части всемирного космоса, в которой существует человечество.

Между тем, Наша вселенная – лишь долька беспредельной объективной реальности. Поскольку материя бесконечна, то природная среда в процессе своей эволюции создаёт все предпосылки для неограниченного существования (по крайней мере в чисто количественном аспекте) физической, химической, биологической и социальной форм материи. При этом положении удельное соотношение распространённости данных форм, на соответствующем этапе прогресса материи, повсеместно будет носить вид пирамиды: элементарные образования будут служить фундаментом для более совершенных систем.

В то же время, если продолжить сравнения из геометрии, такого рода пирамида всегда будет усечённой (открытой) сверху и с неограниченным (незамкнутым) основанием снизу. Боковые грани её (так называемые образующие конуса) никогда не сомкнутся. Иначе говоря, в местах основания и вершины такой геометрической фигуры (схемы) надлежит начертать знаки бесконечности. Подобная математическая символика будет адекватно отражать устройство мироздания, ибо физическую форму материи предваряют бесконечные дофизические формирования, а социальная форма материи в определённой фазе прогресса материального мира, станет базой для постсоциальных форм.

Причём, в чисто математическом смысле такое утверждение абсолютно корректно, так как, согласно основам геометрии, если площадь основания конуса не имеет предела, то не имеет предела и его вершина.

Несостоятелен тезис В. Орлова и об “особой особости”, так сказать, социальной формы материи. Действительно, последняя  исключительна по отношению ко всем предыдущим формам, не имеющим сознания. Это никем и не оспаривается. На уникальности, новизне некоторых свойств, которые возникают в определённый период развития материи, собственно говоря, и построена классификация форм материи. Но ровно так же жизнь, как особое свойство биологической формы материи, была беспрецедентным явлением для всей неорганической природы.

Более того, в живой природе впервые возникает такое явление, как душа. Под нею мы понимаем свойство, которое появляется у высокоорганизованных животных и выражает их внутреннее отношение к внешнему миру. Это совокупность таких психических процессов как ощущения, восприятия, эмоции, память и даже сострадание, зачатки любви и самопожертвования ради сохранения потомства. Ибо душа возникает там и тогда, где и когда возникает двустороннее отношение мира внутреннего и мира внешнего. Формируется небывалый аспект жизнедеятельности не только животных, но и всей объективной реальности.

Значит, вывод В. Орлова об “особой особости” сугубо оценочный и эмоциональный, сродни тому, что лучше и что хуже. Между тем, это недопустимо в сферах, где этика и эстетика заведомо отсутствуют, а выводы подлежит делать с беспристрастных философских позиций случайности, возможности, необходимости и т.п.

Но уж если “взвесить” жизнь и сознание, живую и неорганическую природу, то разительность отличий в первом и втором случаях, как минимум эквивалентна. А у биологов или представителей партии “зелёных” выбор и вовсе будет в пользу флоры и фауны. Утверждают, что афоризм: “Чем больше узнаю людей, тем больше люблю собак” (авторство которого приписывают то французскому прозаику Альфонсу Туссенелю, то знаменитому немецкому поэту Г. Гейне, то французской беллетристке мадам де Савинье, а то и вовсе  афинянину Сократу), на самом деле принадлежит современным биофилам.

Невозможно игнорировать и то обстоятельство, что умозрительная схема В. Орлова явно противоречит основным законам диалектики.

Однако, недостаточность высказанной (пусть и обоснованной) аргументации заключается в том, что она опровергает хотя и негодные умопостроения, но, во-первых, носит формальный характер, и, во-вторых, не несёт в полной мере позитивного содержания. Потому мотивировку нужно наполнить “плотью и кровью”, то бишь – материальными факторами, показывающими, что наше мироздание уже сегодня “беременно” новым миропорядком.

 

                                3.3. ДИАЛЕКТИКА  РАЗВИТИЯ  ВСЕЛЕННОЙ

 

Переходя к существу дискуссии, наперёд всего обратимся к тем движущим силам эволюции Нашей вселенной, форму проявления которых окрестили законом единства и борьбы противоположностей. Именно такой природный механизм В. Ленин в “Философских тетрадях” характеризовал как “внутренний источник движения и развития всего сущего”. Каковы же те естественные противоречивые тенденции, что действуют в известной нам области объективного мира?

Детонация и интеграция.

Началом истории Нашей вселенной стал Большой взрыв. Гигантская детонация. Противоположные по своей природе космические такни (“материя” и “антиматерия” на лексиконе физиков) уничтожают друг друга. Возникающие астрономические объекты разметало по формирующейся вселенской сфере. Действие данного фактора, вселенского по своим масштабам, продолжается до сих пор в виде расширения Нашей вселенной, разбегания галактик и других мегаобразований.

Противостоит первой тенденции тренд интеграции. Он проявляет себя тем, что катастрофические способы бытия уступают место эволюционным моделям высвобождения энергии. Диссоциация и разлёт от Большого взрыва всё больше сменяются соединением частиц, атомов и молекул. Разбегание галактик сопровождается созданием звёздных систем. Наряду со вселенской детонацией берёт начало плавное (порционное, квантовое) излучение звёзд.

Так, Солнечная модель уже обладает всеми свойствами системы (структура, подчинённость ему планетарных подсистем, формирование планет из веществ и т.д.). Роль центра играет Солнце в виду действия тяготения, энергетического фактора и других причин. Со стороны светила доминирует интегративная функция, со стороны иных элементов системы – подчинённо-приспособительная.

Таким образом, объединительная сила, сопровождающаяся образованием новых форм, последовательно нарастает. Кибернетика* и общая теория систем** указывают на то, что данный тренд (интегративность) – типичный результат, получаемый от взаимодействия элементов одной системы. Причём, по мере сложности системы возникает такое её свойство, как целеустремлённость. Этот объективный по своей природе признак специфичен уже для биологических систем. Интегративный фактор закономерно порождает ответную реакцию в форме приспособления к происходящим созидательным изменениям.

И вот, приблизительно четыре миллиарда лет тому назад на Земле возникают необходимые и достаточные условия для развития органической природы. Для биологических образований создаются не просто щадящие, а оптимальные условия существования.  При этом зависимость от внешних условий бытия, по мере возникновения всё более сложных по организации образований, увеличивается. Так, допустим, среда, непосредственно рождающая и окружающая живое существо, превращается для него, условно говоря, в инкубатор, в родной дом, где и происходит самозарождение живой материи.

Химическая эволюция, как продолжение физической эволюции, закономерно приводит к возникновению биологических образований. Механизм таких изменений был раскрыт, в частности, в концепции советского учёного А. Опарина и его английского последователя Д. Холдейна (первичный океан в виде плодотворного бульона из коацерватных капель как исходное сырьё для живой материи). Ныне многим более предпочтительной представляется доктрина о рибозимах (молекулах РНК, обладающих ферментативной активностью и ставших прообразом живого).

Одно из частных проявлений нарастания интегративности – возникновение полового способа развития. При нём, например, обезличенное размножение (у большинства рыб самка элементарно мечет икру в укромное место, самец её оплодотворяет, и на этом процесс ухода за будущим потомством заканчивается) у более развитых животных уступает место семейному взращиванию детёнышей в полигамных и даже моногамных семьях (львиные прайды, пара у волков и т.д.).

В живой природе наряду с интегративностью укрепляется такое системное свойство, как целостность. Свойство целостности проявляется в возникновении у общего новых качеств, не свойственных её компонентам (эмерджентность). При этом объединенные в систему элементы могут терять ряд свойств, присущих им вне системы. То есть, общее отторгает те свойства частного, что препятствуют развитию системы, и, напротив, культивирует качества, полезные для системы. Поскольку самой средой создаётся благоприятная обстановка, предоставляются условия для развития некоторых органических структур, то в наиболее выгодном положении оказываются те из них, что способны в порядке встречного движения адаптироваться к окружающей их природе. Это естественным образом стимулирует поощрение у животных признаков, позволяющих им прогрессировать. Такой источник саморазвития, как преимущество генетически наиболее приспособленных, подробно раскрыт в труде английского естествоиспытателя Ч. Дарвина “О происхождении видов путем естественного отбора или сохранении благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь”.

Но, помимо механизма адаптации, возникает внутренняя активность видов, направленная на охрану условий, выпестовавших данное биологическое сообщество. Крепнут наследственные изменения и врождённые поведенческие акты, шаг за шагом трансформирующие приспособление к созидательному сбережению самой среды.

Наиболее банальный пример борьбы за ареал (своё место обитания): львы охраняют и метят свою территорию, отпугивая от неё гиен и иных конкурентов.

Образец симбиоза (форма взаимоотношений между животными или растениями), при которой оба партнёра или только один извлекает пользу из другого: коралловые полипы содержат мириады микроскопических водорослей, которые используют отходы жизнедеятельности полипов.

Сотрудничество между организмами влияет на формирование биоценоза – исторически сложившейся совокупности животных, растений, грибов и микроорганизмов, населяющих относительно однородное жизненное пространство, и связанных между собой окружающей их средой. На биоценоз, в частности, действуют так называемые форические связи, когда особи одной популяции

участвуют в расселении (распространении) особей другой популяции. Например, птицы, питаясь ягодами брусники, черники, рябины, боярышника, распространяют семена этих растений вместе с экскрементами.

* Кибернетика – наука об оптимальном управлении сложными динамическими системами от быстродействующих вычислительных машин до сложного живого организма.

** Общая теория систем – научная и методологическая концепция исследования объектов, представляющих собой системы.

Жизнедеятельность организмов может выступать как важный фактор воздействия на биом – природную зону или область с определенными климатическими условиями и соответствующим набором доминирующих видов растений и животных, составляющих географическое единство. Так, байкальские губки-эндемики эффективно очищают воду в этом водоёме. Однако, в последние годы этих эндемиков вытесняет водоросль спирогира, которая грозит уничтожить уникальную флору и фауну этого урочища.

При этом всё более такого рода жизнедеятельность приобретает общественный (пчёлы, муравьи), а также систематический характер (изготовление плотин и хаток бобрами). У шимпанзе коллективный образ жизни сопровождается манипулятивной предметной деятельностью, сопровождающейся изготовлением примитивных орудий (выломанные палки, приисканные камни и т.д.), которые они, однако, не сохраняют на будущее. Правда, преобразующая деятельность у них носит спорадический, ситуативный характер. У ископаемых антропоидов (шимпанзе, горилла, орангутанг) – предков человека – имела место так называемая предтрудовая предметная деятельность.

У таких животных формируется стадная психика, которая выступает предтечей коллективистской психологии у человека. Это отнюдь не некая привнесённая свыше сверхъестественная сила. Это объективный процесс, благодаря которому в условиях борьбы видов за место под солнцем, в наилучшие условия попадает тот, кто живёт сообща. Кто, сначала инстинктивно следуя этому материальному фактору, затем, в качестве производной функции, вырабатывает у себя качественно новые животные повадки. Это уже первая сигнальная система (условно- и безусловно рефлекторные связи высшей нервной системы животных), которая у наиболее развитых представителей фауны прививается через систему воспитания. Навыки, в сравнении с врождёнными поведенческими актами, многократно ускоряют прогресс у животных. То есть, не только «умными» (у них развитое свойство отражения, но ещё не разум), но и  наиболее приспособленными оказываются те виды, что действуют совместно.

Таким образом, под сенью интегративно-приспособительной тенденции постепенно вызревает и формируется противоречащая ей сила – преобразующая трудовая деятельность, общественный способ производства. Формируется новый тренд, новый способ развития материи, субъектом которой выступает человек.

Это свидетельство того, что биологическая форма материи достигла некой, отмерянной ей самой природой, границы. Согласно теории, изучающей закономерности развития систем, наступает стадия эквифинальности, которая характеризует предельные возможности системы определенного класса сложности. Данные пределы не зависят от начальных общих условий, в которых возникла система, а определяются исключительно параметрами самой системы.

То есть, с одной стороны, биологическая форма материи, в общем и целом, реализовала свои потенции, породив многообразный и, по-своему высокоразвитый, мир флоры и фауны. Но с другой стороны, возможности биологического мира недостаточны для дальнейшего воплощения в жизнь сил общемирового прогресса. Ведь биомир, как это видно на примере Солнечной системы, локален по своим размерам и потенциалу, и не в состоянии вывести  поток развития за пределы даже планеты, а тем более придать ему общемировой размах. Зато, сполна использовав собственный потенциал, живая материя создала тот зародыш социального существа, который окажется в состоянии выполнить космическую функцию. Эта функция осуществляется человеком посредством общественной преобразующей деятельности.

 

Сознание и преобразующая деятельность.

Каковы же параметры общественной системы?  Каковы её перспективы роста и пределы? До каких пор силы её развития будут совпадать и соответствовать потребностям развития объективного мира в целом? Заложен ли в ней самой тот механизм саморазвития, который закономерно приведёт её к стадии эквифинальности? Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо проанализировать вторую тенденцию прогресса материи, которая также известна нам из истории бытия Нашей вселенной.

Чуть ранее мы эскизно показали, как интегративно-приспособительное течение материальных процессов вызвало к жизни свою противоположность – зачатки преобразующей трудовой деятельности, существующей в общественной форме. Далее мы более обстоятельно раскроем влияние трудового процесса на возникновение и развитие сознания. Однако, здесь важно прояснить тот момент, что, как труд имел свои предпосылки в виде деятельности высших животных, так и сознание возникло не на пустом месте, и не исключительно под воздействием труда, а как продолжение раскрытия потенциала такого свойства материи как отражение, которому немало текста было уделено в предыдущих главах.

Как же свойство отражения развивалось в конкретно-исторических условиях Нашей вселенной?

Интегративная тенденция, противостоящая детонации, имеет свою оборотную сторону – тренд минимизации. Интегративные материальные процессы, в противовес детонационным, стихийно стремятся к сбережению. Внешне это проявляется в том, что в каждой последующей, более высокоорганизованной форме, результат достигается с меньшими энергетическими, вещественными и иными затратами. Та же самая пирамидальность развития, о которой говорилось выше, подтверждает данное положение.

Равным образом индикатором этого выступают и временные факторы  по существованию космических формаций. Если возраст Нашей Вселенной 15 – 20 миллиардов лет, то простейшие тяжёлые молекулы, послужившие первичным материалом для планет, возникли около 5 – 7 миллиардов лет тому назад. Последующая приблизительная периодизация: биосфера – около 3,5 миллиардов лет; первые представители флоры – около 1 миллиарда лет; первые представители фауны – 500 – 700 миллионов лет; так называемый «человек умелый» (homo habilis) – около 2,6 миллионов лет; современный человек (homo sapience) – около 130 000 – 200 000 лет до нашей эры; наши с вами далёкие праотцы (ныне говорить «кроманьонец» –  неполиткорректно) – около 50 тысяч лет до Рождества Христова.

Из изложенного видно, что затраты по мере прогресса падают, а коэффициент полезного действия (КПД) увеличивается. Часто в качестве примера расточительности и неэффективности общественного производства приводят паровоз. КПД паровоза – это отношение тепла, затраченного на работу по перемещению паровоза к максимальному количеству тепла, которое это топливо может выработать. Максимальный КПД даже самых совершенных паровозов, выпускавшихся в начале XX века, не превышал 6 – 8%, средний – 4%. Не удивительно, что паровозы вымерли в тысячи раз быстрее мамонтов.

И всё же, прежде чем клеймить паровозы последними словами, давайте вернёмся к информации, изложенной ранее.

Напомним, общий вес растительной массы на Земле составляет около 10 000 миллиардов тонн, животной – около 10 миллиардов тонн (0,01 процента веса всей биосферы с ее твёрдой, жидкой и газообразной средой обитания, и 1/11000000 часть массы всей земной коры). Суммарная масса жителей Земли составляет, примерно, 287 миллионов тонн. То есть, «полезный выход» (извиняюсь за такое выражение) социума из совокупной массы флоры и фауны составляет 0,00290 %. А по отношению ко всей биосфере это соотношение вообще достигает величины, которой обычно оперируют в микромире. Следовательно, как бы там ни было, но эффективность паровоза, как феномена социальной формы материи, на порядки выше природных процессов.

Зададимся вопросом: почему же процесс минимизации затрат имеет место? Достойным философским ответом на него будет: «Да потому!». Потому что так устроена объективная реальность. Дано! И из этого надлежит исходить.

Действие стихийной и бесчувственной тенденции минимизации проявилось в том, что в формах материи (в соответствующих объектах) вызревало и совершенствовалось свойство отражения. Так, у химических элементов появляется такое новое и особенное качество, как валентность, означающее способность атомов химических элементов образовывать определённое число химических связей, а значит, и создавать новые вещества. Повысилась вариативность такого рода, которая при этом не сопровождалась разрушительными взрывными катаклизмами, что были присущи физическим реакциям.

На биологической стадии развития у высших животных (все млекопитающие, птицы, часть пресмыкающихся) уже задействованы не только инстинктивные механизмы, но и навыки. Это обусловлено тем, что такие животные имеют достаточно развитую нервную систему и мозг. Возникает психика – примитивный внутренний мир, включающий комплекс субъективно переживаемых процессов и состояний (восприятие, память, зачатки мышления, намерения и т. д.), который повышает их отражательную способность.

Инстинкты – сложные врождённые акты поведения, обеспечивающие удовлетворение потребностей животного. Их адекватность внешней среде отрабатывается слепым методом проб и ошибок  в течение жизни нескольких поколений. Нахождение оптимальных вариантов здесь происходит через их перебор, что выражается в стихийном отборе на путь прогресса наиболее приспособленных видов, с жёстким и безапелляционным отсевом негодных. По подсчетам палеонтологов виды, существующие в настоящее время, составляют ничтожную часть (около 2–3%) из общего числа видов (известных), образовавшихся на Земле в ходе эволюции.

Иное дело навык, как образ поведения, приобретенный в индивидуальной жизни и закрепленный в результате упражнений конкретного животного. Здесь процесс, направленный на снижение затрат (приспособление к среде живого мира), приобретает гораздо более оперативный и продуктивный ход (порой полезный способ существования усваивается в течение часов).

И, наконец, у человека свойство отражения получает своё воплощение в форме сознания. Здесь перебор вариантов, с целью выявления наилучшего, существенно менее расточителен: предварительная проработка их в уме, в идеальной форме, ничего «не стоит» внешнему миру. Предварительная проработка версий на практике (замыслы, концепции, проекты, эксперименты и т.п.) резко снижают материальные издержки и беспрецедентно ускоряют исследовательский процесс.

На этой стадии развития происходит метаморфоз: сознание – продукт тренда минимизации – “заявляет” о себе. То, что само по себе физически (вот уж точно!) не имеет даже веса и массы, весомо как бы говорит: «Надо не экономить, а напротив, дать простор моему потенциалу. Ведь это будет не деятельность не ведающего, что творит, разрушителя Герострата, но осознанное созидание Фидия». И оно проявляет невиданную энергию и творчество.

Сознание в соединении с производственной деятельностью из инструмента адекватного поведения человека в окружающей его обстановке, превращается в универсальную отмычку не только познания секретов и кодов всех вещей и явлений, но и изменения их, выстраивания под себя.

Наследственное (животное) поведение у человека постепенно сводится к минимуму. По мере развития решающее значение начинают играть труд, интеллект, жизненный опыт.

Соответственно этому присваивающий уклад ведения хозяйства, когда люди жили за счёт того, что давала им флора и фауна (форма приспособления к природе), доминирующий у первобытных обществ, позднее уступает лидерство преобразующему способу бытия. Человечество, в отличие от живой природы, встаёт на принципиально иной порядок существования: оно начинает изменять окружающий мир, приспосабливая его под свои нужды. То есть, возникнув в лоне фауны, оно вырывается за её пределы и начинает строить собственную систему, функционирующую по иным законам.

На этих примерах мы видим, что по мере развития Нашей вселенной господствующая тенденция по приспособлению к окружающему миру меняется на преобразовательную, а хиреющий тренд минимизации уступает место растущей по экспоненте энергии сознания. И это не что иное, как проявление одного из механизмов объективного мира, который люди называют законом отрицания отрицания. Это о нём В. Ленин говорил, что отрицание старых форм новыми – причина и механизм поступательного развития

И далее нам не остаётся ничего иного, как обзорно продемонстрировать ещё один важнейший алгоритм изменений, имманентный предметному миру. Его философы окрестили как переход количественных изменений в качественные. По этому поводу В. Ленин в «Философских тетрадях” писал: «При определенных количественных изменениях обязательно меняется качество. При этом качество не может меняться бесконечно. Наступает момент, когда изменение качества приводит к изменению меры (то есть той системы координат, в которой раньше происходило изменение качества под влиянием количественных изменений) – к коренной трансформации сущности предмета. Такие моменты получили название «узлов», а сам переход в иное состояние понимается в философии как «скачок».

При кочевом образе жизни люди весь свой скарб носили на себе. При переходе к оседлому образу жизни, когда они начали работать с поваленными брёвнами, то обнаружили, что их можно катить, подталкивая палками. Так было не только изобретено колесо, но и познаны элементарные законы кинематики: трение-качение требует меньших усилий, нежели трение-скольжение. Отсюда уже было недалеко и до создания транспорта (тачка, телега, колесница и т.д.).

Для хозяйственных целей (перевозки, вспашка, помол зерна и т.п.), человек стал использовать очевидные природные факторы: приручённых им диких животных (скот), силу течения воды на мельницах.

Существенный прогресс произошёл в результате познания человеком скрытых потенций материи – силы нагретой воды, электричества. Сначала, благодаря усилиям француза Д. Папена, англичан Т. Ньюкомена и Д. Уатта, была создана паровая машина. Затем – паровоз (Д. Стефенсон, братья Черепановы). Сам Стефенсон скромно замечал: «Паровоз есть изобретение не одного человека, а целого поколения инженеров и механиков». Благодаря русскому электротехнику Д. Лачинову, а также целому ряду других его предшественников и последователей, стало возможным фабричное использование электричества, а также его передача на большие расстояния. Именно такого рода технические усовершенствования позволили совершить промышленный переворот в производстве, знаменуя наступления эры машин.

Мощная производственно-техническая база, а также разгадка тайн атомного ядра, позволили человеку овладеть атомной энергией. На повестке дня – управляемая реакция термоядерного синтеза. Это откроет невиданные прежде энергетические возможности для человека – планетарные по своему значению.

Таким образом, новые научные открытия и их практическое применение повышают производительный потенциал человечества, позволяют ему сделать очередной шаг на более высокую ступень. Отмечая это обстоятельство, советский учёный В.И. Вернадский ещё в начале 20 века в работе «Очерки геохимии» писал: «С человеком несомненно появилась новая огромная геологическая сила…Человек действует здесь не как Homo sapiens, а как Homo faber» (Homo faber – человек творящий, человек мудрый).

Познавая всё более глубоко материю, человек будет овладевать всё более фундаментальными факторами, соразмерно повышающими его производительную способность. И с точки зрения исторической перспективы этот путь бесконечен в обе стороны (в глубины объективного мира и вверх по линии прогресса).

Имеются ли причины, которые делают невозможным дальнейшее восхождение человека на дороге познания и переустройства космоса?

Человек – венец творения природы. Он – самое сложное существо в Нашей вселенной. В том числе и потому, что социальная форма материи включает в себя в свёрнутом виде весь исторический позитив предыдущего развития. В этом плане человек – квинтэссенция содержания и сложности всех объектов. Потому он способен понять сущность любого образования из нижележащих форм материи. В этой связи уместно упомянуть об одном из основных канонов кибернетики – законе «необходимого разнообразия» (У. Эшби и другие). В соответствии с ним эффективное управление какой-либо системой возможно только в том случае, когда разнообразие управляющей системы больше разнообразия управляемой системы. Тот же Эшби в книге “Введение в кибернетику” говорит о том, что разнообразие можно убить тем же разнообразием (в контексте его мысли – превзойти большим разнообразием).

Возможности мозга человека как универсального познавательного инструмента – беспредельны. Оттого и интеллектуальное усвоение им всего богатства досоциальной реальности – вопрос времени и эффективности экспериментального вооружения. То же самое относится и к потенциальному преобразованию им действительности – тоже дело времени и развития производительных сил. Преград объективного порядка, для следования человечества по стезе восхождения, при оценке его потенциала, нет.

Впрочем, загвоздка в том и заключается, что пока это только прогноз, да и то на весьма длительную перспективу.  А вот насколько полно творческий ресурс человечества будет актуализирован, большая загадка…В этой связи вспоминается любимая поговорка янки: “Каждый американец может стать президентом”. Острословы, подчёркивая, что это скорее прожект, нежели проект, доводят ситуацию до абсурда, но этот вздор имеет смысл: “Каждый сперматозоид может стать президентом”.

С таким же успехом молекула рибозима вправе заявить, что она станет сверхчеловеком. И в том есть резон, ибо, если выделить магистраль прогресса органического мира от его начала до человека (отсекая всё лишнее, подобно Микеланджело или Родену), то обнаружится, что это последовательная цепь метаморфоз рибозимы в человека.

Переходя от иносказаний к недвусмысленности, предположим, что люди в состоянии как общность перерасти в качественно новое состояние, пройдя стезёй восхождения. Но решение сверхзадачи сопряжено с переходом рубикона социальной системы, тем более, что последняя имеет признаки эквифинальности.

 

  1. IV. ЭКВИФИНАЛЬНОСТЬ СОЦИАЛЬНОЙ  СИСТЕМЫ

              4.1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Если бы в недрах самих предшествующих материальных образований, форм, систем не создавались революционные предпосылки для возникновения новых образований, форм, систем, то развитие было бы невозможно, поскольку новому возникнуть неоткуда, только как из старого. С другой стороны, в новое из старого должны перейти не только прогрессивные зачатки, но и часть того первозданного, что не утратило актуальности и составляет исторический позитив на весь последующий процесс восхождения от более простого к более сложному.

Так, социальная форма материи вобрала в себя из природной базы не только модерновые ростки процессов познания и преобразования мира, которые в человеке превратились в способ его существования, но и материализованные в общественном организме установки сбережения окружающей среды и приспособления к ней (стезя восхождения). Люди в состоянии мыслить, трудиться и жить именно в лоне Земли. Именно ею они рождены. Здесь им комфортно. Под неё они изначально подогнаны. Потому для них органично эту материнскую планету не только переустраивать, но и беречь. В том числе и после того, как они переустроят необходимым образом ближний космос.

Стезя восхождения – неизбежная и специфическая стадия прогресса объективной реальности в современный период, то есть на этапе артнатуры. Стезя восхождения и исторический позитив, фигурально выражаясь, тот генофонд, те РНК и ДНК вечности, без которых не родится новый, более совершенный плод. Поэтому логично, что в систему более высокого порядка они подлежат переносу.

Проблема, однако, заключается в том, что человек, как субъект и творец нового бытия, будучи потенциально способным к неограниченному прогрессу (познавательный и трудовой потенциал социума сам по себе беспределен), в настоящее время весьма узкоспециализирован, так как сформировался в условиях Земли. А запросы материи требуют распространения стези восхождения на всю природную стихию.

Посильно ли это физическим структурам? Большой взрыв и аналогичные ему физические процессы в ракурсе совершенствования мира – вчерашний день и сплошной примитив. Кроме  круговорота от одного Большого взрыва до другого (если социум не выполнит свою миссию, возложенную на него объективным ходом истории) от физических носителей ничего иного ждать не приходится.

Способна ли решить сверхзадачу химическая среда Земли, самостоятельно осуществив химическую экспансию в космос? Наивно даже задаваться таким вопросом.

Быть может, земная биосфера более продвинута в этом плане? Увы и ах… Биологический мир – нечто более сложное, нежели природный химизм, но в смысле всемирных перспектив – полнейшая немощь. Да, живая дочеловеческая формация – необходимая стадия развития, без которой не возникло бы и человечество. Да, без неё не обойтись и в далёком будущем,  даже в эру сверхчеловеческого бытия. Однако при всём при том важно сознавать, что сама по себе биосфера Земли свой способ существования никогда не распространит не только Нашу вселенную, но даже и Солнечную систему. Не помышляя уж и о том, что она поднимет мир на ступень, более высокую, чем занимает сама.

В этом плане земная биосфера является местечковым, локальным, земным явлением. Она объективно играет роль необходимого, но промежуточного и тактического звена, без которого однажды (в будущем) не возникнет та стратегическая форма материи, что вовлечёт в восходящую позитивную струю развития весь мир.

Остаётся человечество, как единственно известный нам вид, олицетворяющий социальную форму материи. Потому стезя восхождения посильна только людям, так как это осмысленный и незаменимый процесс, недоступный и непосильный всей бессознательной природе.

Потому остановимся подробнее на тех проблемах, разрешение которых неизбежно в целях самовыдвижения людей в качестве претендентов на начертание драматургии будущего Нашей вселенной, а в дальнейшем – для выхода землян за орбиту их нынешней ипостаси. Для того необходимо надлежит преодолеть три рубежа: достичь преобразующей мощи первого порядка; изменить свой социально-психологический уклад; достичь преобразующей мощи второго порядка. Только тогда изменится ипостась человека в космическом измерении.

 

       4.2. ЧЕЛОВЕК ДЛЯ СЕБЯ

Начнём с определения текущего вселенского статуса землян. Изначально человек возник как вид для себя. Иначе и быть не могло, так как происхождение любого вида было обусловлено естественными факторами. Поведение всякого высокоразвитого биологического вида, будучи стихийно направленным на приспособление к среде обитания и сбережению её, конечной целью всё же преследовало сохранение собственного рода (свойство системы). Аналогичный образ жизнедеятельности изначально был присущ и людям, за тем важным дополнением, что главный способ выживания у них определялся двумя новыми функциями: преобразования природы под свои нужды при помощи познания и эксплуатации потенций стихийной среды обитания. Эти две функции сосуществовали одновременно, тесно взаимодействуя друг с другом. Но поначалу господствующим была трудовая деятельность, ибо воздействовать на предметы, изменять вещи и тем самым вскрывать их устройство, а потому и познавать их, можно было только в процессе общественного производства. Природный порядок постигался тем, что сначала, тупо помучавшись, орех раскалывали приспособленным более твёрдым предметом, что позволяло узнать устройство ореха (сохраняя рубило «на потом»). Но никак не наоборот. При такой очерёдности, обусловленной нуждой выживания, всё объясняется естественным образом, а не мистическим привнесением сознания свыше.

И в ту пору (как во многом и сейчас) людская община отнюдь не имела своим приоритетом миссию творческого преобразования окружающей действительности в мировом масштабе для сохранения природы и внеземных цивилизаций. Столь высоких этических ценностей не было и в помине. Подлинное бытие предков убеждает нас в обратном. Там было и людоедство, и крестовые походы, и нещадное истребление бизонов наравне с племенами индейцев, и беспощадная вырубка лесов, и преследование инакомыслящих, и фашизм…То есть, наши предки выживали, как могли, и приглаживали ближнюю среду под себя и только под себя своими дикарскими, варварскими манерами. И никакой помощи от мистических сил не получали.

Прибегая к литературному стилю А. Толстого, можно констатировать, что то была борьба с варварством варварскими методами. В той обстановке, по большому счёту, история вряд ли не могла сложиться по-другому. Представим себе, что помимо кроманьонца (по одной из гипотез – ранний предок современного человека) выжил бы и неандерталец – более древний представитель рода Homo. Ужились ли бы два эти рода? Укладывалась ли в ту пору психология кроманьонца в стезю восхождения? Неслучайно, господствующая версия гласит, что неандерталец отнюдь не вымер, не был ассимилирован кроманьонцем, но был уничтожен им.

Теперь вообразите, что на других планетах Нашей вселенной или в других мирах, что более чем вероятно, тоже есть разумные существа. И наряду с тем, что между ними и нами гораздо больше общего чем различий, в виду общего способа существования (преобразование и познание), естественным образом будут присутствовать и немалые различия из-за других условий происхождения, морфологии тела, специфики орудий производства, языка, традиций, психологии, ценностей и т.п. В состоянии ли мы будем миролюбиво преодолеть разногласия при доминировании психологии переделать “мир под себя”, а не преобразить его сообразно стезе восхождения?

В связи с этим впору сослаться на К. Маркса, который в предисловии «К критике политической экономики» писал: «He сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание». Здесь лишь нужно подчеркнуть, что, говоря о сознании, великий мыслитель имел в виду его как массовое и историческое явление (а не отдельного человека в конкретной ситуации).

И только с утверждением стабильного промышленного способа производства (следствие этого – относительная независимость от стихии) у людей стал складываться и соответствующий техническим достижениям цивилизации стиль мышления – гуманистический. Следовательно, прежде чем человечество в полной мере озаботится проблемами мира, ему необходимо преодолеть границу первого рода – перейти рубикон производительной способности, обеспечивающей бытие, адекватное природе людей (удовлетворить собственные базовые потребности, поставить под контроль природные процессы – на Земле, в Солнечной системе, в Нашей вселенной).

Повышение мощи производительных сил и утверждение человека в статусе творца своей судьбы позволит нам с течением времени перейти границу второго рода – социально-психологическую, когда ценности прогресса и сохранения исторического позитива станут для нас первостепенными. Именно такой алгоритм трансформирует человечество из вида для себя в материальную силу для всех (кто движется по стезе восхождения). Именно тогда человек сделает второй шаг для выхода за пределы социальной системы, в которой он сформировался.

Однако, почему выше человечество упомянуто как материальная сила? Ранее, в главе “Материя как она есть” был обоснован критерий, позволяющий не только чётко разграничить материальное и идеальное как различные по природе явления, но и сам способ прехода от одного к дургому. Так, идеальное не может непосредственно воздействовать на материальное, и наоборот. Даже «гигант мысли» Киса Воробьянинов из романа «Двенадцать стульев» не в состоянии был чисто субъективным усилием переместить хотя бы на ангстрем пылинку в пространстве (не поминая уж о стульях мебельного мастера Гамбса). Единственное известное нам ныне устройство, преобразующее идеальные сигналы в материальные импульсы – мозг социального существа. А уже материальные импульсы воплощаются в осмысленные действия оператора, приводящего в действие геологические процессы (по характеристике В. Вернадского).

Ничего не поделать: мы живём в таком мире, где самые гениальные идея реализуются через механические (в широком плане) устройства. И другого мира не будет.

Так, в теоретическом плане учёные нашей планеты уже разгадали тайну термоядерного синтеза. Зато завершение строительства термоядерного реактора во Франции по программе ITER (в нём будут идти реакции по существу, но не по мощности, эквивалентные солнечным) затягивается по причинам разрешения прозаических технических неувязок. Но, тем не менее, в 2025 году прогнозируется его пуск.

Нет сомнений, что в будущем мыслящее существо на практике перейдёт от реакции управляемого термоядерного синтеза к управляемым реакциям, по технологии тождественным Большому взрыву. И преодоление дистанции этого перехода как раз и совпадёт с выходом человека (эволюционировавшего в социальное существо нового типа) за границы собственной системы (рубеж третьего рода).

 

4.3. СУЩЕСТВО МИРА

Возникновение существа нового типа будет знаменовать собой независимость от стихийного способа бытия. В диалектическом взаимодействии пары «преобразование – познание» на первый план, наконец-то, выдвинется сознательное начало. Именно творчество разумных существ обеспечит создание более совершенного миропорядка, на что не способна природа, исчерпавшая собственные созидательные способности (но не свой потенциал).

И если производственные мощности (силу природных реакций) для созидания новое существо будет черпать из недр материи, то креатив для построения модерновой, превосходной и непревзойдённой объективной реальности – артфактуры – из своей субъективной реальности. Разумеется, это будут не только рациональные фантазии, укладывающиеся в стезю восхождения, но и осуществимые замыслы (о различии между материей, бытием и сущим смотри в главе “Материя как она есть”).

Эти замыслы будут реализованы, если на это в принципе способна объективная реальность. Будет не просто глупым, но и самоубийственным для существа, рождённого природой, пренебречь стезёй восхождения. Или пытаться осуществить деструктивный, деградационный проект в виде движения от высшего к низшему, или из настоящего в прошлое. Или задаться созданием вечного двигателя, каковым в состоянии быть исключительно объективная реальность в своей целостности.

Изменится ли морфология людей на пути в новую сферу объективной реальности – проблема третьестепенной важности, которая будет разрешаться ими параллельно процессу преодоления трёх эпохальных вех. Хотя внешне и внутренне человек меняется уже сегодня. Его качество становится иным. И пускай человек прочно “привязан” к своему анатомическому телу, не последним определяется сущность человека-творца. Вопрос в конечном итоге заключается в понимании того, что значит быть самим собой: остаться в исконной общественной системе или всем братством (сообществом) перерасти в новое измерение?

Поскольку мы определили границы социальной формы материи и признаки эквифинальности этой системы, логично рассмотреть то, что следует за её пределами.

 

  1.           V. ПОСТСОЦИАЛЬНАЯ  ФОРМА  МАТЕРИИ

 

Непросто рассуждать о форме материи, которую человечество не лицезрело, но которая, несомненно, существует. И втройне сложнее судить об образовании, что, не исключено, ещё нигде не возникло (если пренебречь явлением относительности времени), но обязательно (рано или поздно) явит себя миру. Что ж, тем важнее при этом оставаться на почве того порядка функционирования материи, что достоверно установлен, по возможности не впадая при изложении прогнозных выкладок в спекулятивные сферы.

Изложенное касается не только постсоциальной (сверхсоциальной) формы материи, но и тех материальных образований, что предваряли собой возникновение физической формы материи. Попытаться сделать это необходимо, так как Наша вселенная – не Иван Безродный, а часть объективной реальности, которая возникла и развивалась по алгоритму, общему для материального мира, в котором все процессы так или иначе взаимосязаны.

Субфизическая формация. Поскольку субфизическая форма, бесспорно, “старше” физической (здесь и далее сравнения проводятся применительно к одной и той же условной материальной мегасистеме), её уместно будет назвать архегонной (от древнегреческого ἀρχαῖος – древний). Исходя их пирамидального характера распространённости форм материи, смело надлежит предположить, что удельная доля архегонных образований и в объективной реальности и в конкретных мегасистемах существенно выше (как минимум, на порядок), нежели физических. Основу архегонных образований составляют корпускулы, меньшие по размерам, нежели элементарные частицы Нашей вселенной.

Поскольку именно субфизическая форма материи (Правселенная) породила Нашу вселенную с известными физическими параметрами, логично предположить, что архегонная среда представляет собой своеобразный насыщенный энергетический бульон, балансирующий на грани кипения (перехода в качественно иное состояние). Это неравновесная среда, поскольку такое состоянии является господствующим в материи (состояние равновесия – лишь фаза, момент её). Спорадически и локально обстановка в Правселенной переживает период возмущения, который выражается в образовании энергетического сгустка (энергона). Энергон перерастает в пузырь. Это и есть Большой взрыв (в том числе и Наш Большой взрыв).

Если внутри сферы Большого взрыва (вселенной) социальная и сверхсоциальная формы материи не достигают должной степени зрелости (не воздействуют на естественное течение космических процессов), то гигантский пузырь лопается или коллапсирует. Вся энергия от него, поскольку абсолютно замкнутых систем не существует, как в фазе роста, так и в фазе гибели возвращается в архегонную среду. Такой процесс естественного, природного характера воспроизводится циклически. И такого рода пузырей в архегонной среде неограниченное количество.

Но что происходит, если социальная и сверхсоциальная формы материи внутри какой-либо вселенной достигают должной степени зрелости? Вот для этого и следует рассмотреть модель функционирования сверхсоциальной формы материи.

Сверхсоциальная форма материи. Исходя их пирамидального посыла, вновь смело надлежит предположить, что удельная доля таких образований в объективной реальности  и в конкретных мегасистемах несколько ниже, нежели социальных. Обусловлено это тем, что далеко не все социумы, достигая эквифинальной стадии, перерастают в более совершенную форму материи.

Носителем сверхсоциальной формы материи являются общественные по своей природе (в том числе антропоморфные) существа. Материально-техническую основу их цивилизации составляет суперинновационное производство, следующее стезе восхождения. Космические по масштабам преобразования и проекты осуществляются на основе энергонных и ещё более мощных технологий. Но всё перечисленное, а также беспрецедентный образ жизни достигнут благодаря новому способу бытия. Главным движущим мотивом суперинновационных преобразований являются оригинальные и здравые идеи, соответствующие стезе восхождения и историческому позитиву. На данной стадии развития материи иной более прогрессивный способ бытия невозможен.

Новый способ функционирования мира, который уместно назвать креативным, обеспечивает стабильное развитие, а также переход объективной реальности к следующей, более совершенной форме материи (более высокому циклу развития). Это может достигаться на первых порах колонизацией других вселенных, а впоследствии, по мере овладения управляемой энергонной реакцией, посредством энергетической подпитки или перезарядки уже существующих вселенных, запуска новых вселенных с заданными параметрами.

С учётом изложенного новую форму материи корректно именовать…идеальной…

Да-да, именно идеальной формой материи. Однако, не в том смысле, что это абсолют, совершенное создание, которое невозможно превзойти…Это, как говорится, мы уже проходили…Но в том отношении, что именно идеи, сознание, субъективная сфера обуславливают дальнейшее развитие объективной реальности.

Это лишь на первый взгляд (и слух) словосочетание “идеальная форма материи” звучит как оксюморон, выглядит, как парадоксальная попытка соединить несовместимое. Как писал в “Полтаве” А. Пушкин: “В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань”. И если рассматривать соотношение понятий “материальное – идеальное” в рамках основного вопроса философии, в пределах теории познания, то природа этих двух феноменов не просто различна, а противоположна.

Но если изучать проблему в онтологическом аспекте, как взаимодействуют эти два феномена в материальной действительности, в сфере бытия, то никакого противоречия здесь нет. Надо иметь в виду, что сознание, идеальная форма отражения – свойство высокоорганизованной материи. Данное свойство материей порождено и ей принадлежит. Давайте вспомним онтологическое определение материи: “Материя – философская категория для обозначения объективной реальности, то есть бесчисленной совокупности объектов со всеми их свойствами”.

В порядке пояснения обратимся к воде (определение которой приводилось нами ранее). Если её при обычных атмосферных условиях нагреть до температуры 100 градусов по Цельсию, то возникнет такое явление, как “кипящая вода”. Это всё равно вода, но уже с определёнными свойствами: интенсивно передвигающиеся и клокочущие нижние и средние слои, пузырящаяся поверхность, испарение. Перечисленные признаки принадлежат воде, рождены её средой и выражают её природу.

Равным образом и социальная форма материи это ведь тоже не корпускула, не крупица в чистом виде, не алмаз “Орлов”, имеющий строгую дискретность и чёткую границу, образованную гранями. Социум – это и люди, и дома, а также среда и отношения, наличие которых мы обнаруживаем по поведению членов общества, но непосредственно не видим их и не обнаруживаем приборами. Однако правомерность употребления словосочетания “социальная форма материи” не подвергается сомнению.

Между тем, и глагол “кипящая” (в выражении “кипящая вода”), и прилагательное “социальная” (в словосочетании “социальная форма материи”), и слово “идеальная” (в словесной формуле “идеальная форма материи”) являются всего лишь принадлежностями, предикатами, аксессуарами главного (объекта, предмета, вещи). Того, без чего их не может быть. Однако, в определённой обстановке эти “второстепенные члены предложения” способны выйти на авансцену всемирно-исторического действа и сыграть заглавные роли в конкретном акте, отведённом им историей – как ныне сие вершит человечество пока только на планете Земля.

В определённой фазе бытия мира у высокоорганизованных существ свойство отражения закономерно трансформируется в столь развитую форму, что последняя начинает играть определяющую роль в развитии объективной реальности. Излишне напоминать о том, что появление такого существа – результат всей предшествующей эволюции. Так же, как постиндустриальное общество – закономерное следствие высокоразвитой промышленности и капиталистического (за ним – более передового) способа производства в стадии империализма. В свою очередь, складывающееся в текущем периоде так называемое информационное общество (далее грядёт и инновационное) – продолжение постиндустриальной фазы развития.

Однако, периодические производственные кризисы, стихийные бедствия или войны, при которых потребители бросаются запасаться товарами первой необходимости, напоминают нам, что все эти “постобщества” не что иное, как надстройки над промышленностью и сельскохозяйственной индустрией, составляющих экономический базис рода людского. Потому ныне адекватным методом познания действительности по-прежнему является диалектический материализм.

По такому же образу и подобию идеальная форма материи складывается за счёт высокоразвитого социума. И условия для собственного прогресса она создаёт, в том числе, продолжая укреплять традиционные производительные силы. И если последние, вдруг, рухнут, то самое высокоразвитое сознание окажется беспомощным перед стихией.

Потому для постсоциальной формы материи, при нормальных, обычных условиях бытия, соответствующим методом познания и переустройства мира будет детерминированный идеализм. Такой стиль мышления будет причинно-обусловлен (обеспеченный) могущественными орудиями производства (в том числе для переустройства макрокосма). Вселенские технологии позволят «высоколобым» существам претворить в новую реальность самые дерзновенные мечты (не отклоняющиеся от стези восхождения).

Но возможные потрясения, масштабные катаклизмы и катастрофы, сопровождающиеся крахом супертехнологий, немедленно изменят жизнь существ нового типа, а значит, и их стиль мышления. Ведь для индустриального способа производства единственным адекватным методом познания и оценки своего места в действительности является диалектический материализм.

Любое существо – продукт объективно существующих условий. В том числе и «высоколобые интеллектуалы».

 

  1. VI. СМЫСЛ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО  СУЩЕСТВОВАНИЯ

 

6.1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Смысл чаще всего определяют как значение того или иного предмета, явления, обосновывая тем самым его существование с точки зрения объективной необходимости. Это онтологическое определение. В этом отношении, во-первых, смысл выступает как некий терминологический (и не слишком точный) аналог, заместитель категорий “объективная необходимость”, “закономерность”, “закон”. И, во-вторых, как обозначение явления, действительно существующего в предметном мире – объективно обусловленных связей и отношений между вещами и процессами. По-другому говоря, соотносят объект с выполняемой им функцией.

Иногда же этот термин истолковывают как то, что определяет место какого-либо феномена в мире, связывая тем самым феномен с его предназначением, целью существования. В данном отношении синонимами смысла также являются такие оценочные понятия как идея, значение, замысел, толк, резон, ценность, польза, целесообразность. Эти понятия отвечают на вопросы: «Для чего? Зачем?» Это гносеологический аспект смысла. Как его понимать?

В природе, развивающейся спонтанно, объекты, как таковые, лишены ценности, назначения. Они просто возникают, развиваются, исчезают, следуя стихийному порядку вещей. Они появляются без всякого замысла и в данном аспекте лишены смысла. Лишь с появлением субъекта (мыслящего существа) всякий объект, входящий в сферу интересов людей, именно ими и оценивается, допустим, с точки зрения пользы как продукт питания, и тем самым приобретает смысл (для людей). Более того, с происхождением человека всякий артефакт созидается с уже определённой целью.

Таким образом, следует различать онтологическое и гносеологическое бытие объекта (в онтологическом плане человек – разновидность объекта). Потому смысл существования человека нужно рассматривать с двух этих сторон.

С точки зрения объективной необходимости, что бы ни делал истинный человек (будучи порождением и продолжением природы), преобразуя и познавая вовлечённую им среду, он движет мир по пути прогресса от пункта отправления “природа” к пункту назначения “артфактура”. Это объективно выполняемая им функция, даже если до поры он этого не сознаёт. Это объективно выполняемая им функция, вне зависимости от того, как человек к этому относится.

С точки зрения субъективной, с позиции самого человека как субъекта исторического действа, он это делает для реализации самого себя, своей природы, своего потенциала. И чем полнее и лучше он воплощает свой исторический позитив, тем большие наслаждение и радость он испытывает – как сокол от полёта. Правда, поскольку человек – существо общественное, в данном месте требуется оговорка: самореализация для него – не самоцель. Она, подчас, в первую очередь посвящена его родным и близким.

Поскольку ранее, как мы полагаем, было показано и место рода людского в объективной реальности, и его личное (внутреннее) расположение к этому миру, то в общей форме ответ на поставленную проблему уже дан. Но всё же некоторая конкретика не помешает.

 

 6.2. ОНТОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ СМЫСЛА

                      ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО  СУЩЕСТВОВАНИЯ

Сообразно своей природе люди следуют по стезе восхождения – каждый в меру своих сил и своих способностей. Выразимся точнее: следуя своей истинной природе, человек неизбежно и оптимальным образом движется по стезе восхождения. Стезя восхождения не придумана автором этих строк, не спущена по разнарядке сверху, она – не интродукция, которую в нас вдохнула мистическая сила. Она – органическая потребность мира, в котором мы живём.

Ранее уже отмечалось: всё! что появляется на свет, делает это не по своей воле. В продукте выражается воля творца (если это человек) или слепое действие “творца” (если это природа в различных её ипостасях). В. Цой (раз он жив) и…автор этих строк по данному поводу говорят: “Звезда по имени Солнце…зажглась, не желая того, около пяти миллиардов лет назад. Примерно через миллиард лет она вспыхнет ярче и сожжёт всё на Земле. Приблизительно ещё через десять миллиардов лет она коллапсирует в белого карлика и к тому времени поглотит всю свою планетарную систему”. Продолжим далее: Наша вселенная просуществует в общей сложности около пятидесяти миллиардов лет, а затем схлопнется, погребая всё, что было в ней. Затем в архегонной среде последует один из бечисленных энергонных взрывов, рождая очередную рядовую вселенную…И так будет повторяться тысячи и тысячи раз…В общем, унылая серость, рутина и скука беспросветная…

И так будет!…Если человек (или равное ему существо) не будет жить соответственно собственной натуре, не пройдёт свою часть исторического пути и, через естественный метаморфоз, не вырвется за пределы очерченного ему стихией круга, чтобы в новой ипостаси управлять миром, следуя дорогой прогресса. Для того производительная способность человечества должна развиться до такой степени, чтобы из местечкового реформатора природы «под себя», оно превратилось в революционера, изменив катастрофический характер функционирования стихии на стабильный, путём распространения тенденций сбережения и приспособления до масштабов архегонной среды.

Кстати говоря, следуя стезе восхождения, и только в этом случае, люди получают шанс, возможно впервые за всеобщее бытие, трансформироваться в новую сущность по своей общей воле. И лишь в этом случае возникают предпосылки для завершения цикла развития материи (архегонная – физическая – химическая – биологическая – социальная – идеальная) от одного устойчивого состояния (архегонная среда) до другого (идеальная форма материи). Формы материи, опосредующие её движение от одного устойчивого состояния до другого, имеют необходимое, но тактическое значение.

Отсюда следует, что в онтологическом плане у человечества выбора нет: если оно хочет жить и прожить свою жизнь, то обязано неустанно трудиться. К тому в период становления его понуждала (как погонщик стимулом – слона)  естественно-историческая необходимость. Однако постепенно, шаг за шагом, труд из проклятия превратился для человека в жизненную необходимость. Классики политической экономии (А. Смит, Д. Рикардо, К. Маркс) в различных выражениях передавали мысль о том, что природа – мать общественного богатства, а труд – её отец. С ростом преобразующей мощи людей, присваивающий способ хозяйствования канул в небытие. Природно-климатическая среда, чем дальше – тем больше, выступает как общеэкономическая сфера для творческого труда.

Прогресс общества влечёт за собой всё более эффективное воплощение лозунга: “Кто лучше работает – тот лучше живёт”. Причём, во всех смыслах этого выражения. При том, что социально-экономическое устройство нашей цивилизации ещё далеко от идеала справедливости, мы всё же видим, как совершенствуется статус работника (раб – крестьянин – наёмный рабочий или служащий) и работодателя (рабовладелец – феодал – капиталист или менеджер) в зависимости от количества и качества его труда. Труд, противоречиво и медленно, но всё же превращается в лучший способ воспитания и самовоспитания, развития и самовыражения истинно человеческой личности.

Параллельно растут познавательная и креативная способности человека. Без них общество не прошло бы такие технологические стадии развития как: собирательство и охота (присвоение) – оседлый образ жизни и аграрное производство – промышленное производство – постиндустриальный период – информационное общество – вступление в инновационную стадию. Кстати, последняя стадия служит чётким индикатором того, что интеллектуальный потенциал людей начинает выходить на первый план. Без него невозможен не только скачок в развитии производительных сил, но и создание нового продукта, так как фактор природной самореализации истощён. Далее “мать общественного богатства” может прогрессировать неограниченно, но исключительно через социальную и ещё более высокую форму материи.

Таким образом, живя истинно по-человечески, сообразно своей природе, сознаёт то человек или нет, желает он того или нет, смысл его бытия в онтологическом аспекте (то есть объективно, как его материальная функция) заключается в том, что он продвигает мир по восходящей ветви развития к более высокой всемирно-исторической формации. Почему? Да потому, что так устроен объективный мир.

Между прочим, мы, подчас подспудно, но вне зависимости от личных симпатий и антипатий, а с учётом именно корреляции человека или социальной группы стезе восхождения, даём им оценку. Так, конкретная личность, ввиду несоответствия этому критерию, может попасть у нас в категорию бездельников (Обломов), недоумков (Митрофанушка), мизантропов (Гитлер и Брейвик). Либо наоборот: в число трудоголиков (Н. Тесла), гениев (Д. Менделеев), гуманистов (А. Швейцер).        Объективным становится и отнесение страты или класса к народным или антинародным массам с учётом конкретно-исторической обстановки: рабовладелец и его подручные, феодал и его приспешники, империалист и его наймиты должны своевременно сходить с исторической арены.

 

             6.3. ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ СМЫСЛА

                    ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ

Каменный монолит или заварной чайник себя никак не оценивают, своё место в этом мире не устанавливают и по этому поводу не рефлексируют. Зато человек, которого называют чайником, из-за такой характеристики переживает и стремится к положительному утверждению себя в обществе через воплощение своих лучших качеств. Причём основой приобретения респектабельного статуса, как общее правило, является трудовая, познавательная, творческо-преобразующая деятельность.

Даже такая важная форма личного самовыражения, как воплощение себя в детях, невозможна без предварительного трудового самовоспитания – нечего будет воплощать (ввиду отсутствия непреходящих, нетленных ценностей в себе).

Творческо-преобразующая деятельность – основной способ формирования личности, самореализации ею своих способностей, своей уникальности, своего «Я». Без этого невозможен успех и уважение человека ему подобными. И чем более высокоразвитым становится социум (когда базовые и непосредственно связанные с ними потребности удовлетворены), тем ощутимее положение самой «твёрдой валюты» в нём приобретает именно общественное признание.

Человек, будучи существом высокодуховным, пренепременно своё «Я» должен выразить вовне. Почему? Да потому, что идеальное – свойство материального. Идеальное играет служебную роль. И потому из инобытия оно должно вернуться в преобразованном виде в свою матрицу, выразив себя объективно, то есть для других.

С. Есенин не мог быть удовлетворён, пока своё гениальное «Не жалею, не зову, не плачу…» не переплавил в строки, а затем – не прочитал слушателям и не получил главную награду – признание и любовь людей. Хотя соответствующие воззрение, представления, образы, ощущения и чувства жили в нём и до этого, но…без выплеска шедевра и усвоения его (субъективирования) другими людьми, это было неполноценное бытие. Это и есть то, что называется «любить себя в своём другом».

Так как человек – продукт всего предшествующего материального развития, а также воспитания средой и самовоспитания, он не может не нуждаться в том, и не наслаждаться тем, что его окружает (при естественной потребности в чём-то среду изменить и улучшить). Нормальному мужчине, например, нравится просто дышать чистым воздухом, смотреть на горные вершины, восхищаться фортепианной пьесой Бетховена «К Элизе», играть в футбол, болеть за ЦСКА, а самое главное – любить сыновей, маму, любимую женщину (чаще всего это всё же жена). И ради этого переустроить весь мир, посвятив тому все свои силы (комплекс вождя рода).

В этом и заключается смысл существования человека с точки зрения самого человека.

Разумеется, онтологический и гносеологический аспекты бытия людей тесно переплетаются и взаимно обуславливают друг друга: чем лучше человек (для начала) обустроит дом, малую и большую родину, родную планету, тем радостнее ему будет в них жить. И чем больше этого строителя будут любить дома, в России, на Земле, тем сильнее у него будет мотив к построению рая там, где он родился.

Резюме: если такого рода любовь взаимна и беспредельна, то нет таких сил, что могли бы помешать человеку выйти за пределы того круга, что вознамерились предначертать ему недочеловеки, стихия и собственная  природа.

 

                                                  VII. НИКТО,  КРОМЕ  НАС

 

Жизнь отдельно взятого человека конечна. Она реальна только в этом мире. Инобытие человека если и возможно, то лишь косвенно: через продолжение своего рода и через свои славные дела. Для некоторых осознание этого факта – повод для пессимизма. Но если вдуматься в то, что объективная реальность едва ли не на сто процентов бездушна и почти на сто процентов бессознательна, то, как же нам (пишущему эти строки, а также согласным и несогласным с ними) повезло!  Это ещё один повод для ощущения счастья и ещё одна причина для того, чтобы уникальный подаренный судьбой шанс использовать истинно по-человечески.

Фотон за отмерянный ему цикл дважды обретает состояние покоя: при возникновении и при аннигиляции. В этом плане данная частица – неплохой пример для подражания. Человек тоже должен вспыхнуть, осветить и согреть собой бесконечно родной и сердечный ему мир, и счастливо угаснуть в своих детях и внуках.

И потому Данко, вырвавший своё пылающее сердце из груди и осветивший во мраке путь своему племени, очень близок к такому высокому идеалу. Единственное пожелание, чтобы это не было сопряжено с вынужденной жертвенностью, а выражалось в естественной благодати служения людям и родственной им природе. Ну, а то, что масштаб посвящения у Данко не был вселенским – так, ведь, каждый должен быть настоящим героем своего времени.

Объективная реальность бесконечна. И для такого масштаба органичны и имманентны почти беспредельные преобразующие природные силы и почти беспредельные скорости. Однако, темпы и специфика развития бесчисленных областей мироздания весьма и весьма различны. Их разделяют гигантские расстояния и труднопреодолимые границы. В этих условиях синхронизация сотрудничества между цивилизациями не только проблематична, но также сложна и мало прогнозируема. Даже в Нашей вселенной мы пока одиноки. Потому, при исполнении и нашей всемирно-исторической миссии, и личного долга, землянам и каждому человеку нужно уповать только на нас и на себя.

Как говорил К. Маркс: “Философы лишь различным образом объясняли мир; но дело заключается в том, чтобы изменить его”.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ № 1

Искусственные источники электромагнитных полей (ЭП).

Источники низкочастотных излучений (0 – 3 кГц): все системы производства, передачи и распределения электроэнергии (линии электропередачи, трансформаторные подстанции, электростанции), домашняя и офисная электро- и электронная техника, электротранспорт и его инфраструктура.

Источники высокочастотных излучений (от 3 кГц до 300 ГГц): функциональные передатчики – источники электромагнитного поля в целях передачи или получения информации; коммерческие передатчики (радио, телевидение); радиотелефоны; направленная радиосвязь (спутниковая радиосвязь, наземные релейные станции); навигационное оборудование; технологическое оборудование, использующее СВЧ-излучение и импульсные поля, бытовое оборудование (СВЧ-печи), средства визуального отображения информации на электронно-лучевых трубках (мониторы ПК, телевизоры и пр.); в науке и медицине – токи ультравысокой частоты.

Все перечисленные устройства производят, передают или работают за счёт электроэнергии, являясь источниками электрических зарядов, прямо или косвенно продуцирующих электромагнитные поля (ЭП). На обратную связь с ЭП они не рассчитаны.

       Природные (естественные) источники ЭП: электрическое и магнитное поле Земли; радиоизлучение Солнца и галактик (реликтовое излучение, равномерно распространенное во Вселенной); атмосферное электричество; биологический электромагнитный фон.

Электрическое и магнитное поле Земли.

Электрическое поле Земли – своеобразный конденсатор, одну обкладку которой (положительный заряд) составляет ионосфера, состоящая из смеси газа нейтральных атомов и молекул (в основном азота N2 и кислорода О2), подверженная  рентгеновскому излучению  Солнца. Вторую «обкладку» (отрицательную) составляет поверхность планеты. Слой атмосферы между двумя обкладками» представляет собой неоднородный газовый диэлектрик.

Таким образом, электрическое поле земли производно от атмосферных газов (свойство атмосферы), подверженных солнечному излучению. Атмосфера – источник этого поля.

Магнитное поле Земли или геомагнитное поле генерируется внутриземными источниками.

Его можно разделить на cледующие основные части: главное поле, поля мировых аномалий, внешнее магнитное поле. Источник главного поля – жидкое внешнее ядро планеты. Поля мировых аномалий связанны с наличием намагниченных пород в коре Земли, расположенных близко к поверхности. Внешнее магнитное поле определяется источниками в виде токовых систем, находящимися в атмосфере (молекулы ионосферы и потоки солнечной плазмы).

Резюме: описанные виды полей – свойства материальных образований, явно относящихся к классическому веществу. Это же относится и к иным источникам ЭП, которые будут описаны ниже.

Атмосферное электричество: ионосфера (описана ранее), молнии, полярное сияние, биологический электромагнитный фон, шаровые молнии.

Атмосферный разряд в виде молнии – действие электрического тока в газах, которое происходит при достижении необходимых условий для газового пробоя, то есть ионизации молекул воздуха.

Полярное сияние – свечение (люминесценция) верхних слоёв атмосферы планеты в результате взаимодействия с солнечным ветром.

Биологический электромагнитный фон. Биологические объекты, как и другие физические тела, при температуре выше абсолютного нуля излучают ЭП в диапазоне 10 кГц – 100 ГГц. Человек также излучает ЭП, что объясняется хаотическим движением зарядов (ионов) в его теле. Излишне особым образом доказывать, что данное ЭП – одно из свойств человека.

Шаровая молния – редкое природное явление, выглядящее как светящееся и плавающее в воздухе образование. Единой физической теории возникновения и протекания этого явления к настоящему времени не представлено. Существуют теории, которые сводят феномен к галлюцинациям.

Радиоизлучение спокойного Солнца почти не меняется со временем и связано с тепловым излучением электронов в электрическом поле ионов невозмущённой атмосферы Солнца.

Несколько слов о магнитном поле Солнца. Так как солнечная плазма (напомним, это ионизированный газ) имеет достаточно высокую электропроводность, в ней также возникают электрические токи и, как следствие, магнитные поля.  Источник этих полей – ионизированный газ (содержит свободные электроны и положительные и отрицательные  ионы, которые подпадают под определение объекта). То есть, выводы, сделанные в отношении электромагнитной составляющей нашего светила, относятся и к его магнитному полю.

 

 

                                                                                                                                    Приложение № 2

Принятого академическим сообществом формулировки физического поля нет. Гении физики, такие как Д. Максвелл, Н. Бор, А. Эйнштейн, П. Дирак, нас этим не осчастливили. Что, впрочем, неудивительно, ибо они, как часто бывает со светилами конкретных отраслей знания, настолько углубились в специальные вопросы, что на общую теорию не хватило ни сил, ни известной отстранённости от частных проблем. Недаром Козьма Прутков высказывался: «Специалист подобен флюсу: полнота его односторонняя». Да и сам Н. Бор иронизировал по этому поводу: «Эксперт – это человек, который совершил все возможные ошибки в очень узкой специальности».

Эйнштейн вообще был настолько погружён в особенности поля, настолько преувеличивал его значение, что, вопреки достоверной информации, отчасти обожествлял. Вот его высказывание по этому поводу (книга «Физика и реальность»): «Мы не можем таким путем провести качественное различие между веществом и полем, так как различие между массой и энергией не качественное…Поэтому мы могли бы сказать: вещество – там, где концентрация энергии велика, поле – там, где концентрация энергии мала. Но если это так, то различие между веществом и полем скорее количественное, чем качественное. Нет смысла рассматривать вещество и поле как два качества, совершенно отличные друг от друга…Мы не можем построить физику на основе только одного понятия – вещества. Но деление на вещество и поле, после признания эквивалентности массы и энергии, есть нечто искусственное и неясно определенное. Не можем ли мы отказаться от понятия вещества и построить чистую физику поля?”

Давно подмечено, что метафизичность и спекулятивность мышления господствуют там, где немаловажным, но всё же эмпирическим частностям, придаётся стратегическое, доктринальное значение. Именно этим можно объяснить игнорирование знаменитым учёным очевидного превалирования вещественного фактора над полевой средой, производности второго от первого. Отсюда же, вероятно, и та неудача, которую потерпел Эйнштейн в строительстве теории единого поля. Если таковая и возможна, то только если идти от приоритета вещества (объекта) как единого источника разных по природе и параметрам физических (и иных) полей.

Впрочем, какие же определения даются сегодня этому, пока во многом непознанному, эффекту.

Пособие «Электромагнитные поля и волны», изданное Кубанским государственным университетом, гласит по этому поводу: “Физическое поле – это особая форма материи, существующая в каждой точке пространства, проявляющаяся воздействием на вещество, обладающее свойством, родственным с тем, которое создало это поле”.

Очень содержательно и показательно! Показательно, поскольку показывает, насколько владеют рассматриваемой тематикой современные учёные. Поистине получается как в сказке про лампу Аладдина, когда псевдомудрец, толкуя сон принцессы, изрекает: “Когда принцесса видит сон про не сон, ей кажется, что сон не сон про сон, а думает что сон про не сон… Надо сказать принцессе, что сон – это не сон, а про не сон, что это пересон, а пересон — не сон…”

А вот что гласит Большая советская энциклопедия: «Поля физические – особая форма  материи; физическая система, обладающая бесконечно большим числом степеней свободы. Примерами могут служить электромагнитное и гравитационное поля, поле ядерных сил, а также  волновые (квантованные) поля, соответствующие различным частицам». Если бы не перечень примеров, следовало бы только поёрничать над тем, как «схвачена сущность проблемы». Под такую формулировку (если брать собственно дефиницию) скорее подпадает человек.

Из словаря Национальной энциклопедической службы»: «Под физическим полем понимается особое состояние пространства вокруг вещества, проявляющееся в создании силового воздействия на частицы другого вещества, помещенного в любую точку этого пространства». Отрадно отметить, что авторы данной формулировки сознают первичное значение вещества, однако, всё-таки, значение источника поля здесь несколько заретушировано. Потому остаётся невыясненным вопрос о том, откуда же берётся особое состояние пространства вокруг вещества.

Из словаря по гражданской защите: «Физические поля –  пространство, в котором  проявляются физические свойства материального объекта в  результате его  взаимодействия с  окружающей средой. Основные виды: акустические, электромагнитные, магнитные, электрические, тепловые, динамические и гравитационные. Они являются объективным проявлением объекта и используются для его обнаружения, опознавания и наблюдения за его деятельностью».

Уже, как говорится, ближе. Люди практические, имеющие дело с различными видами физических полей в повседневной деятельности, дают себе отчёт в том, что источником таких полей является конкретный объект. Потому, воздействуя на объект, необходимым образом влияешь и на поле (например, при ликвидации чрезвычайных ситуаций).

В настоящее время всё больше учёных, исходя из объективных (полученных опытным путем) данных, констатируют, что физическое поле не является самостоятельным объектом, но носителем специфичных свойств образовавших его частиц.